Непростая операция

Автор: 14 июля 2022 636
Непростая операция

Нет реактивов, не работает анализатор, нет талончика на анализ… Что делать простому человеку, когда из-за того, что «все сломалось», срывается долгожданная операция?

Алена Викторова, обратившись в редакцию народной газеты, первым делом попыталась защитить медиков: «Ко мне все относились с теплотой и сочувствием». Вот только нервов, времени и денег история с пустяковой вроде бы проблемой отняла у нее немало.

Алена одна воспитывает сына, алиментов не получает, зарплата у нее более чем скромная. Ребенок и без того по здоровью не очень, а тут еще проблемы начались со слухом. Алена всех врачей обежала — и в городскую поликлинику на прием ходила, и к платным специалистам, и в Калугу ездила. В конце концов медики решили, что реакцию на ухо дают аденоиды. Алена, что говорится, перекрестилась — удаление аденоидов к суперсложным операциям не относится. Многим детям такие делали, и ничего страшного. Правда, чтобы попасть на эту простую операцию, пришлось подождать два месяца. И вот дата назначена. Осталось сдать анализы. Казалось бы, это вообще проще простого. Но не в Аленином случае.

Она пошла в филиал детской поликлиники на Энгельса, за которым закреплен ее сын. Там ее предупредили: мол, сейчас реактивов для части анализов так называемой «госпитальной» группы — на гепатит В и С — нет. Когда будут — непонятно… Лучше такие сдать платно, а то можно не успеть по срокам к операции. А на те, для которых реактивы в больнице есть, талоны выдают только по две штуки на филиал.

Алена поступила, как ей велели. Пошла в платную клинику, и ей выдали расчет по анализам: госпитальный комплекс — около полутора тысяч, а если сдавать и другие — в итоге получится больше восьми. Дорого. Так что Алена решила добыть во что бы то ни стало талон на бесплатные анализы. И добыла!

Хотела было компенсировать затраты на госпитальную группу. Но путь, который ей подсказали, виделся долгим и тернистым: нужно было озаботиться бумагой, что в больнице нет реактивов, потом записаться на прием к директору КБ №8, потом… много чего потом, а вот компенсация в итоге в самом хорошем раскладе составляла далеко не полную сумму. Сил у Алены на упорную борьбу с системой не оставалось.

Тем более, что и без того было чем заняться. В день перед госпитализацией ребенка она сделала последний рывок: попала с сыном к своему врачу, съездила в головную поликлинику за результатами анализов на СПИД, потому что в филиал именно их почему-то не доставили. Потом еще разочек в СЭС — за справкой, что нет контактов с больными. Привезла ее в свой филиал, уточнила, все ли в порядке, и, счастливая и довольная, отправилась в магазин купить ребенку вкусняшек с собой в калужскую больницу — оказывается, простую операцию по аденоидам нужно было делать там.

И тут раздался звонок из поликлиники. Оказалось, анализы пришли не все — не работает анализатор. Алена помчалась к врачу. Что делать? Времени — вторая половина дня! На следующий день к восьми утра нужно быть в Калуге! Медики развели руками: что мы можем сделать? Кто знал, что анализатор работать не будет? Алена расплакалась. Если ее сына не примут на операцию, придется опять ждать очереди несколько месяцев. А сколько времени и сил было потрачено на подготовку документов! Ведь и специалистов нужно было обходить, а чтобы к ним попасть, надо было занимать очередь в регистратуру с 6.30 утра, поскольку электронной очереди как таковой нет.

Словом, Алена взяла результаты, на которых было написано, что анализатор не работал… И поехала с сыном в Калугу. Ребенка, слава Богу, приняли, вошли в положение бедной матери. Сделали анализы на месте. Операция прошла быстро и без хлопот. Сейчас мальчик уже дома.

«Меня никто из врачей или медсестер не обижал, никто мне не хамил, — делится Алена. — Все, наоборот, старались помочь, как могли. Но кто-то ведь отвечает за то, что нельзя воспользоваться положенной по закону медицинской помощью. И за то, что никто не знает, есть реактивы или нет, работают анализаторы или не работают. Если бы я понимала, что могу остаться без необходимых бумаг, я бы заняла денег и все анализы платно сыну сделала!»

Мы обратились к главному врачу КБ №8 Александру Индину с вопросом, что происходит в больнице с реактивами для анализов. И почему бы не сделать оперативное оповещение населения через сайт или соцсети, если какого-то важного компонента нет, какое-то оборудование сломано, какие-то исследования не проводятся.

«Действительно, около двух недель назад в один из дней отсутствовали реактивы на определение вирусных гепатитов В, С, — подтвердил Александр Индин. — Оперативно была проведена работа, на следующий день данные виды исследований были возобновлены, в настоящее время исследования проводятся. Указанная в обращении женщина успела в первой половине дня сдать эти анализы в частной клинике.

В середине дня с ней связались и сообщили, что исследования возобновлены, но к тому моменту она уже сдала анализы. По биохимическому исследованию, как сообщает заведующая детской поликлиникой, ей требовался нестандартный расширенный анализ крови, включающий исследования на ионы калия и натрия. Все необходимые исследования биохимии крови, за исключением данных ионов, в больнице проводятся. Реактивы имеются в полном объеме.

Директор Сергей Михайлович Курдяев выражает искренние сожаления в связи с неудобствами, которые возникли при обращении в КБ №8. К сожалению, стечение обстоятельств не позволило в полном объеме оказать необходимую помощь. Администрацией и сотрудниками КБ №8 в ежедневном режиме ведется работа по улучшению качества обслуживания населения Обнинска, в последнее время таких случаев становится меньше... Мы постараемся полностью исключить, насколько это возможно, подобные случаи в будущем».

Что касается размещения актуальной информации по анализам на сайте КБ №8, Александр Индин пояснил, что сейчас нет специалиста, который бы моментально отслеживал ситуацию и выкладывал данные именно на сайт и что в КБ №8 разъяснения пациентам дают через медработников, у которых есть своя профессиональная внутренняя группа в соцсетях.

Пример HTML-страницы
© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены