На распутье

Автор: 11 ноября 2021 3574
Фото из рекламного ролика Первого канала Фото из рекламного ролика Первого канала

Вернется ли «Большемясов» на прилавки? Генеральный директор Обнинского колбасного завода Анатолий Косинский делает для этого все возможное

 

Когда в последнее время с магазинных полок стала пропадать колбаса «Большемясов», горожане заволновались: что происходит с Обнинским колбасным заводом? Информация, которая последовала за этим — мол, виновата обнаруженная в регионе африканская чума свиней (АЧС), мало кого успокоила. И вправду: колбасный завод — не ферма, своих свиней не выращивает, что мешало переключиться на других поставщиков мяса? Почему АЧС выборочно ударила только по нашему колбасному заводу — ведь от продукции других производителей прилавки по-прежнему ломятся? «Что-то тут нечисто», — делали обнинцы конспирологические выводы.
Мы решили разобраться в этой истории.

Карантин на завод

Обнинский колбасный завод — не гигант мясной перерабатывающей продукции. Конкурировать с лидерами тяжело, особенно в ситуации, когда те диктуют цены на сырье, и они растут, как на дрожжах. Тут уже не о сверхприбылях приходится думать, а о том, как выжить. Конечно, на колбасном заводе сложа руки не сидели: затеяли масштабную реорганизацию, добавили в продуктовую линейку элитную продукцию — колбасы с белой благородной плесенью. Все это потребовало немалого напряжения сил, нервов, привлечения кредитных ресурсов.

А в начале октября, о чем уже не раз писали, предприятию был нанесен серьезный удар — неподалеку от деревни Мишково, на свалке, обнаружили два свиных трупа. Анализ показал, что животные погибли от АЧС. Сразу же приняли антиэпидемиологические меры: ввели угрожаемую зону радиусом 5 км. В нее попал и Обнинский колбасный завод.

По правилам борьбы с АЧС завод во время карантина может продавать свою продукцию только внутри угрожаемой зоны, то есть в Обнинске и нигде больше. «Мы разом потеряли все наши главные рынки. В Обнинске продавалось не более 7% производимой продукции», — говорит Анатолий Косинский.

Мало того, федеральные торговые сети «Пятерочка», «Магнит» и другие, чьих магазинов в Обнинске предостаточно, перестали заказывать продукцию «Большемясов»: так работают их IT-системы. И если что осталось обнинского на прилавках — это дорогая сыровяленая колбаса длительного срока хранения, поступившая в продажу еще до введения карантина. Завод фактически лишился сбыта, его продукцию теперь можно купить только в нескольких небольших магазинах города. Для предприятия это почти ничего.

Колбасный завод попал в ситуацию коллапса. Петля кризиса затягивается. Завод фактически не работает. Убойный цех предприятия закрыт за ненадобностью. «Зачем новое сырье, когда в морозильных камерах его более чем достаточно?» — объясняет Анатолий Косинский. Закрыт транспортный цех — возить колбасу и сосиски некуда. Сотрудники подразделений кто уволился, кто ушел в отпуск за свой счет на неопределенное время, часть продолжает работать.

Выход из положения

Ситуация, конечно, странная. «Завод не инфицирован, зараженное мясо на предприятие не поступало», — объясняет Анатолий Косинский. Тем не менее, к предприятию применены суровые меры. Таковы правила карантина.

Что будет дальше? Как говорит Анатолий Косинский, в самом ближайшем времени большинство карантинных ограничений с завода должны снять. Станет легче? Не особо.

И вот почему. Можно будет выпускать продукцию, прошедшую глубокую термическую обработку, то есть вареную колбасу и сосиски. А главная специализация завода — сырокопченые и сыровяленые колбасы. Гордость завода — колбасы в благородной белой плесени. На наладку их производства потрачены миллионы. И выпускать все это пока нельзя. Тем не менее, возобновит ли завод выпуск хотя бы вареных колбас? «Приложим все усилия, — заверяет Косинский. — Сложа ручки сидеть не станем».

Чтобы выровнять тяжелую экономическую ситуацию, директор завода ищет инвесторов, готовых вложить средства в производство. За это Косинский готов пойти на уступку части акций предприятия. Сейчас ведутся переговоры с потенциальными инвесторами. К чему они приведут, рано судить. Предприятие на распутье. Каким будет Обнинский колбасный завод через год, да и будет ли, большой вопрос. К тому же сейчас редакции народной газеты стало известно, что юридически предприятие «вошло в стадию ликвидации». Анатолий Аскольдович пояснил:

«Это необходимая техническая мера для выживания предприятия». Он надеется на то, что выплыть удастся. «Говорят, что надежда умирает последней. А я думаю, что надежда не умирает никогда», — так объясняет свой сдержанный оптимизм директор завода.

Только факты

• Африканская чума свиней — смертельно опасная для диких кабанов и домашних свиней болезнь. Она не лечится. И единственный способ борьбы с АЧС – поголовное уничтожение свиней в зоне заражения, только так можно избежать дальнейшего распространения инфекции. Для человека вирус АЧС не опасен, люди этой болезнью не болеют.
• Первый случай в России зарегистрировали в 2007 году. В Калужской области – в 2014-м. Еще раз в нашем регионе вспышка АЧС произошла в 2016-м.
• Обнинский колбасный завод – не единственный мясокомбинат региона, который пострадал от АЧС. Ровно два года назад геном вируса АЧС нашли в продукции АО «Итера» из Ермолино. Предприятие было вынуждено приостановить работу, там была уничтожена часть готовой продукции и сырья. Провели полную зачистку, и спустя несколько дней завод во­зобновил работу. Но по Обнинскому колбасному заводу АЧС ударила куда серьезней. При том, что внутри предприятия никакой инфекции не было и нет, работать по-прежнему ОКЗ не может.

Пример HTML-страницы
© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены