Каждый десятый житель Обнинска – мигрант из Средней Азии. И это начинает представлять серьезную проблему для коренного населения

Автор: 22 октября 2020 1486
Министр внутренней политики Калужской области Олег Калугин: «Есть только один способ решения проблемы мигрантов — их интеграция в российскую нацию» Министр внутренней политики Калужской области Олег Калугин: «Есть только один способ решения проблемы мигрантов — их интеграция в российскую нацию»

 

 

Одно за другим в Калуге прошли серьезные заседания по национальному вопросу. В проблеме разбиралась областная Общественная палата, потом — региональная антитеррористическая комиссия при губернаторе, а еще прошел трехдневный всероссийский семинар на тему национальной политики в регионах. И все это — на одной неделе. Внимания к проблеме много. И это неспроста.

Факторы раздражения

«Семья братских народов» рухнула 30 лет назад. Ее распад сопровождался войнами и межэтническими конфликтами. Полыхало в Средней Азии, на Кавказе и в Закавказье. Сейчас уровень напряженности уже не тот. Но проблемы никуда не делись. В том числе и в Обнинске, который подчас называют «мигрантским городом».

В Обнинске, к счастью, не было ни одного серьезного межэтнического конфликта, принявшего массовый характер. Надеемся, и не будет. Да и в Калужской области в целом спокойно. «Мы живем в регионе с низкой межнациональной и межконфессиональной напряженностью, — говорит министр внутренней политики и массовых коммуникаций региона Олег Калугин. — В этом заслуга и власти, и гражданского общества, и представителей национальных общественных объединений».

Правда, массовые выступления против мигрантов в регионе случались, но давно, в 2012 году. Например, в Боровске, когда молодой таджик попытался изнасиловать 10-летнюю девочку, прошли стихийные митинги. Или когда в Малоярославец приехали 300 футбольных фанатов, недовольных тем, что на их друга напал с ножом молодой армянин. Сейчас такого и в помине нет.

Однако коренному населению многое не нравится. Это квартиры, в которых «гости» живут десятками. Громкие разговоры на чужом языке на улице и в маршрутках. Женщины в национальных одеждах. Молодые бородатые мужчины — всегда компанией. Вывески национальных кафе и магазинов. Многие задают вопрос: мы где, в Обнинске или в Ашхабаде?

Вспомним, еще лет десять назад мигранты в целом вели себя иначе, старались особо не выделяться. «Сейчас пошла новая волна миграции, — объясняет председатель регионального отделения «Ассамблеи народов России» Стефан Генич. — К нам едут молодые люди, родившиеся после распада СССР. Они не связаны с коренным населением общей советской культурой, как их отцы. Их не объединяет с нами общее историческое прошлое. Они либо совсем не говорят по-русски, либо очень плохо владеют нашим языком. Они не стремятся интегрироваться в общество».

Все ли так плохо?

Оказался как-то во дворе белоусовской школы. Урок физкультуры. Класс построен. Иду мимо, смотрю, а половина класса — приезжие. Да и в Обнинске порой можно наблюдать такую же картину — иностранных школьников полно. К этому можно по-разному относиться, но бесспорный факт — эти дети говорят по-русски, живут в нашей социокультурной среде. Они из тех семей, что приехали сюда навсегда и приняли российское гражданство. Это абсолютно нормально — наша страна открыта для всех, кто хочет стать ее гражданином. Федеральная программа переселения соотечественников продолжает действовать. А под соотечественниками понимаются все рожденные в СССР (до 1991 года) без различия национальной принадлежности. Эти люди получают российское гражданство в ускоренном порядке.

Другое дело, когда люди приезжают к нам на несколько месяцев, чтобы заработать. Они зачастую нарушают миграционный режим, переходя на нелегальное положение. Живут не там, где зарегистрированы. Им интеграция не нужна, они без нее прекрасно обходятся.

Как быть?

Конечно, тем, кто хочет интегрироваться, нужна помощь. «Необходимо создавать социальную инфраструктуру, — считает министр внутренней политики Олег Калугин. — Общественные организации должны взять на себя эту работу. Под государственным контролем». Такие примеры имеются. Это не только «Ассамблея народов России». В регионе есть общественное объединение выходцев из Афганистана и Таджикистана «Бахтар». «Оно не один конфликт предотвратило», — говорит Олег Калугин. Есть и другие национальные организации, но, похоже, общественных организаций надо больше.

«В каждом муниципалитете должен быть специалист по национальным вопросам, — убеждена председатель областной Общественной палаты Галина Донченкова. — Еще нам необходим «Дом дружбы», в котором все национальные культуры могли бы проявить себя. Замечу, что в Калужской области живут представители 107 национальностей, и «Дом дружбы» мог бы стать для них местом, где всем рады, где всем тепло». Это для тех, кто стремится к интеграции.

А что делать с теми, для которых местное население — чужое? «Нам необходимо взять на вооружение опыт Великобритании и Саудовской Аравии, где довольно жесткое миграционное законодательство, — говорит председатель регионального отделения «Ассамблеи народов России» Стефан Генич. — Там не церемонятся с трудовыми мигрантами, и, если они нарушают установленные правила, сразу же депортируют. А еще важно для предотвращения конфликтов, чтобы соблюдались права мигрантов. Необходимо установить строгую ответственность работодателей за невыплату зарплаты и прочие противоправные действия».

Мигрантов в Обнинске с каждым годом становится все больше и больше

О мечети и не только

Не так давно в обнинском сегменте социальных сетей развернулась дискуссия — нужна ли в городе мечеть. Поводом для спора стало то, что под знаменитым обнинским дубом группа мигрантов устроила коллективный намаз. Кто-то писал о том, что все религии в нашей стране равноправны, соответственно, ничего страшного не будет, если в городе построят мечеть. Большинство же высказалось против, а некоторые — резко против. «Я думаю, что во всем нужно прислушиваться к мнению общественности, — комментирует министр внутренней политики Олег Калугин. — Мечеть в Обнинске совсем не обязательна. Можно отправлять культ в молельных домах, у себя дома. Для этого немного надо».

Лет 15 назад мусульманская община Малоярославца, состоящая в основном из коренных татар, подала заявку на строительство мечети на окраине города. Эта инициатива откликнулась недовольством большинства местного населения — в городе даже протестные листовки расклеили. Мы не против жить с законопослушными мусульманами бок о бок. Но большинству религиозная толерантность все-таки не свойственна.

То же касается и вывесок. Людей сильно раздражали «Чайхана» огромными буквами на ул. Лейпунского и «Самсахона № 1» на пр. Маркса. Теперь их нет. На Маркса вместо нее — вполне нейтральная российскому глазу «Восточная кухня», а на Лейпунского будет «Вкус Востока». Все просто. Как говорит председатель комитета по контролю в сфере рекламы Оксана Грицук, есть закон, по которому вывески должны быть на русском языке: «Владельцы национальных кафе это поняли и убрали вывески, раздражавшие большинство населения».

Вывод, конечно, простой — со своим уставом в чужой монастырь не ходят. Мы гостеприимны. Но хотим, чтобы гости жили в нашем доме по нашим правилам.

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены