Между миром и войной

Автор: 19 января 2023 801
Между миром и войной

Бойцы СВО встречаются с обнинскими старшеклассниками, чтобы ответить на самые главные вопросы школьников о спецоперации

 

Уже скоро год, как наша страна живет по-новому. СВО — тема главная для всех и каждого. Для взрослых и детей. Но если взрослому легко выстроить собственную позицию, отделяя зерна от плевел, то школьник может в два счета потонуть в информационном потоке с его обилием вбросов и фейков.

Чтобы старшеклассники могли выстроить свое миропонимание на правдивой почве, в Обнинске им решили дать информацию из первых рук — обнинские военные, которые служат за нулевым рубежом, пришли в школы, чтобы ответить на вопросы ребят. Причем на любые вопросы, пусть даже самые неудобные.

В актовых залах, где проходят встречи, нет свободных мест. Зато есть лес рук — у каждого свой вопрос к бойцам. А после встречи парни окружают их, чтобы пожать руки. Девушки же не могут сдержать слез. Похоже, рассказ доходит до сердца каждого школьника.

С первого дня

Бойцы «РАДОНа», которые уже прослужили в зоне СВО 9 месяцев,
рассказывают школьникам о воинском духе в армии

28 -летний пулеметчик Василий и 26-летний сапер-инженер Александр служат во взводе специального назначения «РАДОН». Александр уже награжден боевой наградой — медалью Жукова. Он смог виртуозно уничтожить вражеские снаряды. В общей сложности в зоне СВО ребята уже провели 9 месяцев. Сейчас приехали в домой в отпуск.

…Для бойцов «РАДОНа» СВО началась на день раньше, чем для всей страны. 23 февраля был приказ приготовиться. Собрали вещи. «Но, честно говоря, до конца не верили в подобное развитие событий, — рассказывает Василий. — 24 февраля проснулся в 4.30 утра — думал, что все проспал. Заварил кофе. Потом был приказ на сбор. А в обед уже — первая атака».

Конечно, было страшно. А как иначе? Страшно не вернуться, никогда не увидеть близких. «Очень важно было побороть этот страх и понять, что делаешь правое дело, — рассказывает Александр. — А поначалу многие сомневались в этом. Но все сомнения ушли очень быстро.

Буквально в первые дни зашли в украинскую деревню, к нам вышли местные жители, напуганные, дрожащие. Они просили: «Ребята, вы только не уходите, не оставляйте нас». Тут все и стало на свои места. Осознание — если б мы тогда не выдвинулись, сейчас бы по нашим улицам ходили нацисты — пришло уже позже».

А вот Василий до сих пор не может избавиться от воспоминания. В зоне боевых действий многие начинают верить в Бога. Один батюшка в Харьковской области принес нашим ребятам Библию. За это сбушники его повесили. Наши военные поверить не могли: человек ведь просто слово Божье проповедовал. Что может быть более мирным?

СВОевременный разговор

Школьники слушали, затаив дыхание, и задали массу вопросов

…О чем спрашивали Василия и Александра старшеклассники? На самом деле их интересовало все: условия проживания, связь с родными, реакция местных жителей… Ребятам важно было узнать, что бойцам помогает в зоне боевых действий сохранять самообладание и воинский дух.

О воинском духе

Когда закончится спецоперация?
Василий. Бог его знает. Сначала мы все надеялись на блицкриг. План не сработал. Сегодня же есть надежда, что за эту зиму многое изменится в лучшую для нас сторону.

Самое тяжелое испытание во время командировки?
Василий. Выделить что-то одно сложно. Но, пожалуй, первые дни, в конце февраля 2022-го, были самыми леденящими. Мы ехали в неизвестность. Дома — родные, которым и весточки не пошлешь. В голове рой вопросов. И тут очень важно было сохранять максимальное спокойствие. Паника имеет очень деструктивное действие. А лично мне, а потом и многим бойцам, даже самым ярым атеистам, помогала молитва.

Чувствовали ненависть к врагу?
Василий. К врагу должно быть уважение. И оно у нас было. Но когда мы видели, как гибнут мирные, ни в чем не повинные люди, чувства менялись. Вот идет 15-летний парень. И его накрывают минометным огнем. В чем он-то виноват? Ладно, вы в нас, вооруженных людей, целитесь. Но дети при чем?

Что вы чувствовали, когда стреляли в людей?
Александр. Отдачу.

В армии сейчас силен воинский дух?
Василий. Да, как никогда. Это помогает идти нам вперед. Еще мы все чувствуем огромную поддержку тыла. Знаем, как серьезно работают волонтеры. А самое ценное, пожалуй, это письма, которые мы получаем, особенно от детей. Понимаешь, что все не зря.

О деталях спецоперации

Правда ли, что Россия ведет военные действия с НАТО?
Василий. Максимальная правда. Как-то мы должны были разведать, что за ребята стоят на одном из блокпостов. Подбираемся и только слышим английскую и испанскую речь. Это все наемники.

Что делали с военнопленными?
Александр. Передавали сотрудникам ФСБ. Они уже дальше решали с ними вопросы. И, кстати, украинские пленные содержатся в хороших условиях. Это правда.

Как вы относитесь к тем, кто во время мобилизации убежал за границу?
Василий. Как к людям, которые готовы бросить свою мать. Ведь родина — это мать для всех нас. И ее надо защищать. Знаете, у моей сестры был молодой человек. Так он, поджав хвост, сбежал в Грузию. Разве мы сможем теперь принять его в семью?

О буднях в армии

 

Как там обстоят дела с бытом?
Александр. Поначалу было тяжело. В день, когда мы выдвинулись, стояли жуткие морозы. Спать приходилось в машине. Связи не было. Знаете, первый раз получилось уснуть лежа лишь спустя неделю после начала СВО. Но все понимали — не на курорт отправляемся, а в зону боевых действий. А сейчас условия и обеспечение — на должном уровне.

А как вас кормили?
Василий. Первые четыре дня я вообще не мог есть. На адреналине был. А так — сухпаек. Когда уже закрепились на точке, начали готовить и горячую пищу. Порой местные приносили какие-то вкусности. Например, гуся — целый праздник для нас.

Как отмечали дни рождения и как проводили свободное время?
Александр. Раз на день рождения сварили суп в ведре. А в другой — плов. Было классно. Что до свободного времени, каждый проводит по-разному — кто в шахматы играет, кто читает, кто общается с товарищами.

Как сейчас обстоят дела с вооружением армии?
Александр. Когда мы были в первой командировке, казалось, что прекрасно «упакованы». Но могу ответственно заявить: сегодня обмундирование у бойцов на порядок лучше.

Что с медициной? И был ли у вас штатный психолог?
Василий. С медициной все нормально. Получил ранение — отправляют в госпиталь. Хотя с насморком в медпункт, конечно, никто не бегал. Да и не было у нас простуд. Мерзли, мокли, но организм у каждого собирался, как говорится, в такой кулак — все было нипочем. Дома бы в таких условиях давно разболелись бы.
Александр. А психолог у нас был. Только толку от него никакого не было. Наоборот, мы его, как могли, поддерживали.

О жизни

Говорят, что многие идут в зону СВО из-за денег. Это правда?
Василий. Да, есть такие, которые изначально думали о заработке — на службе неплохо платят. Но, поверьте, когда оказываешься на фронте, деньги — самое последнее, о чем ты вспоминаешь. И вообще, ребята, деньги — это далеко не самая важная вещь в жизни. Их может быть много, но ни счастья, ни спокойствия они не дают.

Изменились ли ваши взгляды на жизнь?
Александр. Конечно. Начинаешь ценить, казалось бы, малое. Знаете, для меня теперь самый вкусный чай — простой, черный. Человек, побывав на границе войны и мира, начинает все острее чувствовать.

Любите ли вы свою работу?
Василий. Да. Я очень благодарен службе за те уроки и навыки, которые смог приобрести. Есть стереотип, что военные никак не развиваются. Это не так. Перед нами постоянно ставят сложные задачи. И от качества их исполнения зависят человеческие жизни.
Ребята, хотел бы посоветовать всем найти работу по душе, в которой вы смогли бы полностью реализовать свой потенциал. А еще хочу обратиться к парням. Пускай не каждый станет военным, но каждый должен понимать: раз я мужчина, я обязан защищать свою семью, свою родину от врагов. Это большая ответственность. Но иного пути нет.

 

Пример HTML-страницы
© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены