Музею истории комсомола — уже десять лет. И это совершенно уникальная история

Автор: 24 октября 2023 1466
В Музее истории комсомола десятки тысяч экспонатов. И за каждым — интересная история В Музее истории комсомола десятки тысяч экспонатов. И за каждым — интересная история

Музею истории комсомола — уже десять лет. И это совершенно уникальная история. Личная и драматичная

Сергей Ткаченко, основатель Музея истории комсомола, встретил нас в дверях в большом возбуждении: «Посмотрите, что мне удалось добыть!» — к стене был прислонен только что доставленный сюда портрет Почетного гражданина Обнинска Евгения Ворожейкина — на нем он еще без привычной бороды, даже не узнать. «А вот смотрите на фотографию на стене музея. 1981 год. Турслет. И именно этот портрет комсомольцы вручают Ворожейкину, — не скрывал восторга Ткаченко. — Мы отыскали его в гараже у домика Курчатова. Такой замечательный подарок к юбилею!»

За спиной Сергея Ткаченко — портрет Евгения Ворожейкина. Это самое последнее приобретение музея

Папа и пиджак

Буквально о каждом экспонате Сергей Вадимович может рассказать историю. Вот пиджак на манекене с гербом СССР. Такие раздали делегатам XII Всемирного фестиваля молодежи в Москве в 1985 году. Горбачев уже у власти, и прямо в воздухе чувствуется дыхание приближающейся бури. Но на фестивале весело, а Москва помыта и вычищена — всех неблагожелательных элементов удалили из столицы, магазины же, наоборот, завалили остродефицитными продуктами. Но очередей нет, кругом милиция и переодетые агенты КГБ.

Обнинск тоже послал своего делегата — Игоря Ефимова. Это потом он станет известным в городе человеком, управляющим обнинским отделением Сбербанка, а затем одним из руководителей крупной фармкомпании. Но на тот момент он студент, комсомольский вожак, стоит на Красной площади в компании калужских делегатов. Их шестеро. Больше путевок не давали, и это было очень почетно — попасть на форум. Вернувшись, Игорь порой надевал пиджак и гулял по обнинским улицам. Форсил. Но однажды к нему подошел человек в штатском и настоятельно посоветовал не носить пиджак «всуе»: «Тут герб страны!» — ткнул пальцем Игоря в грудь. Как будто Ефимов должен был его стесняться.

Игорь хранил пиджак четверть века, а потом принес Ткаченко: «Возьми в коллекцию. Только я к нему буду приходить иногда». И что вы думаете? Приходит. Надевает — остался таким же сухощавым, как и в студенческие годы. Однажды дочь Игоря решила поучаствовать в областном конкурсе эссе и рассказала в своей работе про папу и пиджак, а для убедительности сделала фото в Музее истории комсомола. Ее работа стала лучшей…

Кладезь раритетов

В музее десятки тысяч экспонатов — значки, вымпелы, архивные фотографии и документы, комсомольские билеты, макеты, мебель. Десятки тысяч. Все это частная коллекция. Лично Ткаченко. И на 90% купленная на его личные деньги. Оставшееся подарили друзья и спонсоры.

Кому-то может показаться: ну подумаешь, значки! Что тут особенного? А между тем стоимость отдельных значков доходит до 50, а то и до 100 тысяч рублей. Всего же их в музее — 9 тысяч. Понятно, что цену эксперты назначают не просто так — дорого стоят раритеты. Потому что за каждым — история.

Как правило, коллекционеры пополняют собрания исключительно для себя. Любуются каждой вещичкой, преимущественно за закрытыми дверями, обмениваются с коллегами, продают экспонаты с выгодой. У Ткаченко все не так.

Фалеристикой (коллекционированием значков) он увлекся давно, причем тематической — о комсомоле. Сначала складывал экспонаты дома, но коллекция росла, требовала все новых и новых пространств. А сам Сергей мечтал, чтобы ее увидели люди. Не просто друзья и знакомые, а каждый, кому интересно. И задумал он частный музей. И сделал его. С нуля. Сам. И открыл его ровно десять лет назад, к годовщине рождения комсомола.

600 анкет на память

И тут, наверное, надо объяснить, как и с чего это все началось.

Окончив обнинскую школу, Ткаченко видел для себя путь в будущее — столичный МИФИ. Но не добрал нужного балла. Так что едва успел вскочить на подножку уходящего поезда, поступил на вечернее отделение обнинского филиала. А работать пошел лаборантом в ФЭИ. И как-то приглашают его в горком комсомола — там был нужен заведующий орготделом, прежний уже не подходил по возрасту.

— Ты свободен? Будешь помогать?

— Свободен. Буду, — подтвердил Сергей. — Я, правда, работаю с восьми до четырех, с шести до десяти вечера учусь, занимаюсь самбо и бальными танцами, но времени свободного хватает.

В горкоме кивнули. И на том расстались. Сергей пошел в очередной отпуск, а когда вернулся на работу в ФЭИ, его туда не пустили — пропуск оказался заблокирован. Он удивился: что случилось? Стали разбираться. Оказалось, его личное дело уже забрали на площадь 50-летия Октября (так тогда называлась площадь Преображения).

Первое поручение — подготовить ежегодную комсомольскую конференцию. В СССР таким вещам уделяли первостепенное внимание, все должно было пройти без сучка без задоринки. «У нас было 600 делегатов, я не просто знал каждого, — усмехается Ткаченко. — Я выучил все анкеты, все телефоны, дни рождения, должности и места работы. И помнил все наизусть еще лет двадцать». Он, кстати, стал тогда самым молодым заворгом России — 21 год.

Комсомольская работа его по-настоящему затянула. Она была живой, и каждый новый день не был похож на вчерашний. Через какое-то время вернулся в ФЭИ, но уже не в лабораторию, а в комитет комсомола. Получил институтский диплом. К слову, в тот год отменили бронь в армию для выпускников вузов и даже для сотрудников таких предприятий, как ФЭИ. Из института пошли служить разом около пятисот (!) новобранцев. А когда Сергей вернулся, вовсю шла перестройка. Все то, что вчера было главным, объявлялось несущественным.

Однажды, было это в 1991 году, зашел к Андрею Шухардину — тот со своей командой как раз создали знаменитый «Венталл». За рюмкой чая проговорили всю ночь. А через три дня Ткаченко работал уже не в ФЭИ, а на «Венталле». Точнее, не работал, а вкалывал. Дивидендов на «Венталле» никогда не платили, все вкладывали в производство, а когда предприятие продали финнам, Ткаченко вдруг стал богатым человеком.

Что нужно для счастья?

«Жизнь вскоре у меня круто повернулась, и я понял: мне не нужны деньги, не нужна политика, — вспоминает Сергей Вадимович. — Очень захотелось заняться чем-то для души. И я задумал Музей комсомола».

Сказано — сделано. Первый дом музей нашел в политехникуме. Помещение находилось в ужасном состоянии, Ткаченко его капитально отремонтировал за свой счет, выставил коллекцию, стал водить экскурсии и принимать гостей.

Но вскоре выяснилось, что политехникум находится в аварийном состоянии. Все оттуда съехали. Ткаченко со своим музеем — последним. Но и на новых местах — в ОМЦ, в ИАТЭ — не заладилось. И оттуда попросили. Хорошо, что в городе отыскалось муниципальное помещение в Центре досуга. И частный музей стал частью Музея истории Обнинска.

Но, положа руку на сердце, был бы у Обнинска Музей истории комсомола, если бы у Обнинска не было Ткаченко? Ответ очевиден. И это надо ценить.

P.S. 27 октября, к дню рождения комсомола, в Музее истории Обнинска откроется юбилейная выставка, посвященная 10-летию Музея истории комсомола. Приходите, приводите детей. Это интересно. А если не успеете, вас всегда ждут на Энгельса, 2А. Вход со двора.

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены