Накипело

Автор: 20 января 2022 8984
Константин Жиляков на встрече с обнинскими директорами школ Константин Жиляков на встрече с обнинскими директорами школ

История в Обнинске, где дети мигрантов напали на ученицу 4-го класса с угрозой ее изнасиловать, не закончилась лишь массовой волной недовольства. Чтобы разобраться с ситуацией, в город приехали сначала представители СПЧ, а потом с длинным визитом прокурор Калужской области Константин Жиляков. Он пообещал помощь и защиту. Прокурор области Константин Жиляков: «Мы отработаем каждый сигнал о мигрантах, который поступил от жителей Обнинска»

 Разворот

Такой масштабной прокурорской проверки и подробного общения главы ведомства с обычными гражданами в Обнинске еще не было. И это — сразу после визита сюда представителей Совета по правам человека, которые пытались разобраться, почему наукоград становится «аэродромом подскока» для приезжих. И почему эти приезжие не хотят вживаться в нашу среду, а намерены лишь банально пользоваться ее социальными возможностями.

Причем только инспекциями дело не ограничилось. В этот вторник в области под началом силового замгубернатора, генерала Василия Быкадорова создана рабочая группа по мониторингу ситуации с мигрантами. Она займется в том числе объемом получения мигрантами социальных услуг и услуг по дошкольному и общему образованию.

Одним словом, навалились. С чего бы это? Ведь качественного изменения ситуации не произошло, громких криминальных случаев с мигрантами хватало и прежде — вспомнить хотя бы недавнюю гибель молодого футболиста после ссоры с приезжими в обнинском кафе или драку мигрантов с ермолинским подростком, после которой тот оказался в областной реанимации с ножевым ранением.

Тогда, напомним, власти вели себя «толерантно». «На улицах городов, где идет интенсивное развитие, люди сталкиваются с тем, что мы называем миграционной проблемой. Это самое страшное, что может быть в нашей многонациональной стране. Мне непонятно, почему русский в пьяном угаре если кому-то физиономию расквасил — это ничего, а если таджик или узбек подрался — это плохо?» — так, к примеру, накануне нового года ответил губернатор Владислав Шапша на острый «мигрантский» вопрос журналистов.

И вдруг — такой разворот…

Триггер

Триггером стала декабрьская история. Когда трое подростков-мигрантов, которые давно уже нагнали страха на целый класс в 6-й школе, напали на четвероклассницу. Один держал ее, второй прикрывал компанию от чужих глаз, а третий всюду хватал девочку и рассказывал, что намерен с ней сделать. Очень яркий штрих: мама девочки, кореянка по национальности, в 90-е годы фактически бежала из Узбекистана. Представители «нетитульных наций» вынуждены были тогда спасаться, искать место для жизни…

Как говорят родители, до этого троица приносила в школу нож — пугать одноклассников. Одному мальчику хулиганы разбили пах, да так, что понадобилась тяжелая операция. А их родители на все замечания грубо предлагали педагогам «самим учить узбекский».

«Мы, родители, неоднократно обращались к руководству школы, — жалуется Инна К. (мама одного из учеников этого класса). — Но им тоже страшно. Учительница боится, что если примет меры — до дома не дойдет, а директор — что с ней «разберутся, как надо». Почему же должны страдать наши дети? Я даже не говорю о знаниях и обучении. Почему дети должны терпеть насилие и издевательства?»

Директор все-таки заявление в полицию написала. А после широкой общественной огласки последовали быстрые меры. Родители двух из трех школьников привлечены к административной ответственности за неисполнение обязанностей по содержанию и воспитанию детей и за нарушение правил въезда и пребывания в России. Одна семья уже покинула страну, вторая скоро это сделает. Третий подросток продолжает учиться — он гражданин России.

Национализм или провал миграционной политики?

Визит представителей Совета по правам человека в Обнинск.
Эксперты пытаются понять, почему наукоград становится «аэродромом подскока» для приезжих

Кто-то может возразить: ну что вы никак не слезете с этого случая? А мало ли у нас «своих» хулиганов, здесь родившихся и прекрасно говорящих по-русски? Такие отморозки тоже могут держать в страхе весь класс, приставать к девочкам, гнобить учеников. Так, да не так. Как бы там ни было, местные хулиганы живут и растут в своей культурной и языковой среде. А для приезжих — она новая и пока еще чужая. Они от нее инстинктивно обороняются.

Вот что по этому поводу сказал после приезда в Обнинск председатель национального антикоррупционного комитета, руководитель комиссии СПЧ Кирилл Кабанов: «Они (дети приезжих — прим. ред.) ведут себя агрессивно не потому, что они совсем плохие. Они чувствуют себя чужаками и потому должны держаться вместе, а утвердиться могут только за счет агрессии. А дальше мы должны понимать, что пора ввести ответственность родителей за поведение их детей. То есть, если дети совершают тяжелые правонарушения или, не дай Бог, преступления, то родители должны покинуть Российскую Федерацию…».

«В конце концов выкристаллизовалось понимание: вот это все — не национализм, а безусловное следствие бездарной миграционной политики и бездумного завоза мигрантов, — поддерживает коллегу член СПЧ Марина Ахмедова. — Явно же поведение этих мальчиков и их родителей обусловлено незнанием нашего языка, отсутствием желания его изучать, присутствием желания взять с России как можно больше, то есть исключительно потребительским отношением к стране, в которой ты не хочешь ассимилироваться».

На полном соцпайке

Глава администрации Татьяна Леонова не раз говорила о том, что бесконтрольный поток мигрантов пора остановить: «Обнинск должен приглашать для работы только тех, на кого есть запрос у предприятий и бизнеса».

Правда, даже эта позиция уязвима. Ведь в первую очередь у бизнеса есть запрос на дешевую рабочую силу. Застройщики, руководители УК, транспортных компаний в один голос жалуются: мол, коренные жители не хотят идти на те зарплаты, что им предлагают. Им надо больше.

Вот, дескать, мы и нанимаем приезжих. Со временем эти приезжие осваиваются и находят местечко получше и зарплату побольше, и им на смену приходит новая волна из ближнего зарубежья.

И это только «головной отряд». Один получает гражданство. Следом к нему присоединяются жена с детьми, родители, бабушки и дедушки, братья и сестры. Получают пенсии, пособия, материнские капиталы, устраивают детей в детсады, выстраиваются в очереди в больницы. Один с сошкой — двадцать с ложкой. Только каша-то не собственная. А российского государства. «Вот всего одна цифра: лишь за 9 месяцев прошлого года в Обнинске только многодетные семьи мигрантов получили 170 миллионов рублей, — удивляется Кирилл Кабанов. — Получается, мы расплачиваемся за бизнес, который заинтересован в дешевой рабочей силе. Эффект есть, как правильно сказала глава администрации Обнинска: кто-то зарабатывает, а мы платим».

«Им не нужен русский язык»

В обнинских школах есть программы по ассимиляции детей-инофонов.
Но пока серьезных результатов они не дают. Как говорят директора школ,
у детей мигрантов нет никакой мотивации к учебе

…15% учеников школы №10 — из семей приезжих. В основном речь идет о выходцах из Средней Азии. Директор Антон Петров рассказывает о двух миграционных волнах. Первая — в 2013-2014 годах. Тогда в Обнинск приезжали в том числе инженеры, врачи. «Их дети хотели учиться, — говорит Петров. — Сейчас же ситуация в корне иная. Все, что нужно родителям-мигрантам от школы, — бесплатное питание и группа продленного дня. А детям не нужно ничего. И русский язык им не нужен. Зачем? У нас чуть не треть населения — их соотечественники. Все удобно — в магазине поймут, в маршрутке проблем не возникнет».

Не принять в школу не говорящего по-русски ребенка нельзя. Выгнать из школы ученика, который не учится, тоже нельзя. Повлиять на родителей — невозможно. Для них зачастую школа, особенно если учится девочка, — место, где можно «передержать» ребенка: «А потом мы ее замуж выдадим, нам оценки не нужны».

Или вот характерный пример. В самой большой школе города «Державе» есть класс 2И. Там из 33 учеников 29 — инофоны, дети выходцев из Таджикистана, Узбекистана, Киргизии и Азербайджана. Класс, в общем-то, на хорошем счету по дисциплине — спасибо учителю. Но возникает вопрос: о какой ассимиляции может идти речь? Скорее, это четыре местных ребенка растворятся в тигле привнесенной культуры, языков и правил. А между тем президент Путин еще год назад давал поручение: не должно быть классов, где больше 10% детей не знают русского. Потому что доказано: если пороговая цифра в 10% перейдена, дети не социализируются. Медицинский факт. Под который Обнинск никак не укладывается. И организовывать отдельные, «анклавные» классы нельзя — пусть там даже соберутся самые идеальные дети: в этом обнинские директора школ едины.

А директор 16-й школы Наталья Бачина, где детей-инофонов не так и много, призывает задуматься о коренных жителях Обнинска. А о детях приезжих, которые не хотят учиться, говорит так: «Им лишь бы в первый класс — не важно, сколько лет. Я в шоке от их уровня знаний». В доказательство показывает работу одного ученика из семьи приезжего. Даже на расстоянии бумага пестрит красным — по несколько ошибок в каждом слове.

Между тем, в обнинских школах уже работают программы по адаптации. Приезжим детям и их родителям предлагают дополнительно заниматься русским, чтобы подтянуть свои знания. Но и учителя, и директора не видят большой отдачи — сил занятия отнимают много, а толку нет. Ибо нет самого главного — мотивации у мигрантов.

Есть мнение:

Министр внутренней политики и массовых коммуникаций Калужской области Олег Калугин говорит о том, что в целом в регионе благоприятный национальный климат, и рассказывает о пилотном проекте в областном микрорайоне Кошелев. Название громкое — «Я — русский».

«Там ведутся работы по ассимиляции мигрантов. У нас у всех перед глазами опыт Западной Европы. Там нет ассимиляции, там натурализация. Мигрантов обучили немецкому и французскому языкам, но не обучили быть немцами и французами, — говорит Калугин. — Сейчас, в рамках проекта в Кошелеве, проводятся культурные спортивные мероприятия, организуются экскурсии по культовым местам Калужской области. В них участвуют дети — и русские, и нерусские. В противном случае они будут обособляться, и не будет общения. А так они освоят наши культурные нормы быстрее. Важно, чтобы они стали одними из нас, а не создавали параллельное общество».

Как говорит Калугин, этот проект намерены распространить и на другие районы Калужской области — в частности, на Обнинск и север региона, где концентрация выходцев из ближнего зарубежья самая высокая.

«Отработаем каждый сигнал!»

Где же выход? Директора обнинских школ на совещании с прокурором области говорили о том, что нужны языковые курсы, которые дети гастарбайтеров обязаны будут пройти прежде, чем пойти учиться в русскую школу.
Хотя, казалось бы, как сюда вообще попадают те, кто не знают русского? Ведь даже патент без языкового экзамена не получить. Что уж говорить про гражданство! Но многие приезжие без труда и в рекордно короткие сроки становятся гражданами России. По всему городу расклеены объявления: «Экзамен по русскому языку», «Гражданство за месяц». И такса известна — 300 тысяч рублей. Деньги есть — а знать язык, не говоря уж об истории страны или нормах ее культуры, получается, вовсе необязательно.

Областная прокуратура намерена всерьез заняться решением миграционной проблемы.
И рычаги влияния на ситуацию есть

Однако прокурор Константин Жиляков дал понять: ведомство намерено всерьез заняться решением «миграционных» проблем. И методы борьбы существуют. «В свое время, когда я работал в Нижнем Новгороде, часто слышал расхожую фразу — мол, наркоманию победить нельзя. А проблем с наркотиками там хватало, — отметил Жиляков. — Что мы сделали? Выявили места, где проводят время наркоманы, взяли список адресов, где они живут, выявили таксистов, которые были причастны к распространению запрещенных веществ. Работали системно, и это оказалось действенно. С мигрантами, которые доставляют проблемы, мы должны поступить так же».

«Мы должны защищать интересы наших граждан, а не мигрантов, пусть даже мы получим некое противодействие со стороны фальшивых правозащитников, — уверен представитель СПЧ Кирилл Кабанов. — С мигрантами связаны серьезные интересы олигархического бизнеса, поэтому тут можно ждать всякого, это чувствуют даже региональные власти. Пока же мы повторяем один в один те же самые ошибки, которые допустила Европа»

Пример HTML-страницы
© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены