Полужизнь. Годовщина

Автор: 16 марта 2021 395
Полужизнь. Годовщина

Ровно год назад, 17 марта, в Калужской области был введен режим повышенной готовности. Так регион отреагировал на угрозу пандемии. Насколько адекватны были принятые меры?

За год мы уже свыклись с получрезвычайным режимом. Люди грустно шутят: полужизнь. А как иначе? Несмотря на то, что буйство коронавируса (тьфу-тьфу-тьфу, чтоб не сглазить) идет на спад, многие бывшие привычки нам по-прежнему недоступны. Родителям нельзя сходить даже на  праздник в детский сад к своему ребенку. Вузы только-только перешли на очное образование, да и то не полностью. В магазин или кафе без маски зайти не получится. Шумный праздник устроить не выйдет. Концертные залы наполовину пусты, и это отражается и на репертуаре, и на зрительском восприятии — ведь в живом спектакле всего интересней сопереживание. Да что там, в гости к близким друзьям ходим с опаской.

Конечно, год назад ничего подобного мы себе представить не могли. Казалось, ну пересидим дома две-три недели, и опять все будет по-прежнему. Не стало. Но мы научились жить с коронавирусом, прежнего — сосущего под ложечкой — страха у большинства уже нет.

А ведь — был. И когда сметали продукты с полок супермаркетов в день объявления локдауна. И когда днем с огнем искали повсюду маски, цена на которые на черном рынке взлетела в десятки и сотни раз. И когда школьников, включая выпускников, вывели на дистант, а родители паниковали: мол, теперь их детей могут лишить поступления в вуз. И когда осенью боялись остаться без самых нужных лекарств — их на аптечных полках просто не было. И когда весь прошлый год, словно сводку с фронта, смотрели данные о заражении — в Обнинске, в стране, в мире…

Справедливости ради, мы многому научились. И вторую волну Калужская область смогла пройти без тотального локдауна, без дистанта в школах, без строгих карантинных мер. Тем  не менее, именно сейчас есть большое желание проанализировать: насколько правильно мы реагировали на опасность? Перегибали палку или, наоборот, были слишком беспечны? Ударялись в панику или спокойно решали проблемы? Мы обратились с этими вопросами к нескольким знаковым людям Обнинска.

Карина БАШКАТОВА,
руководитель администрации губернатора Калужской области, в 2020-м году мэр Обнинска:

Конечно, 17 марта 2020 года мы и думать не могли, что все так затянется. Было ощущение, что к лету справимся с эпидемией. Тем не менее, оглядываясь назад, могу сказать, что принимаемые тогда решения были адекватны ситуации. Мы не метались, не паниковали, действовали поступательно и работали слаженной командой. Областной оперативный штаб собирался для анализа событий ежедневно, мы обсуждали и корректировали наши решения, это было важно.

Говорят, что эпидемия разобщила людей, и, конечно, определенная правда в этом есть — пришлось закрывать киноконцертные залы, спортивные учреждения, торговые центры, музеи. Но вместе с тем люди и объединились в борьбе с эпидемией, мы все поддерживали друг друга. Волонтеры снабжали пожилых и больных людей продуктами и лекарствами, предприниматели помогали ремонтировать инфекционное отделение КБ №8 — мы в результате смогли оперативно открыть ковидные койки, жители старались помогать медикам — и СИЗами, и транспортом, и даже продуктами. Включились управляющие компании, они дезинфицировали подъезды, это тоже было важно. Город объединился в борьбе с инфекцией.

И вторую волну мы уже прошли спокойней, без локдаунов. Сейчас ситуация становится все стабильней. В регионе, и в Обнинске в том числе, закрылись несколько ковидных отделений — у них не стало пациентов. И я очень надеюсь, что нам удастся избежать третьей волны заболевания, особенно с учетом того, что благодаря нашим ученым у нас появилась действенная вакцина, и в регионе активно идет вакцинация, создавая людям защиту.

Владимир ПЕТРОВ,
член правления Национального научного общества инфекционистов, профессор:

С моей точки зрения принятые год назад меры, включая строгий контроль за распространением инфекции, изоляционные и карантинные мероприятия, были абсолютно правильными. Многие достижения советской медицины мы растеряли, но в эпидемиологии, слава Богу, крепкая основа сохранилась до сегодняшнего дня. Поэтому Россия демонстрирует существенно более высокие результаты в борьбе с коронавирусом по сравнению со многими даже европейскими странами.

Посмотрите, например, на Чехию. Руководство страны говорит о критическом положении и готово к объявлению ЧС. А ведь такого развития событий можно было не допустить. Накануне Нового года там была довольно спокойная ситуация, и в Прагу на Рождество хлынули туристы со всей Европы, завозя и оставляя местному населению разные серотипы коронавируса. В результате сегодня там фиксируется огромная заболеваемость и смертность в расчете на душу населения.

Вообще коронавирусы — совсем не новая для человечества история. Мы познакомились с ними уже давно. До COVID были и SARS, и MERS, и другие. Мы успешно боремся с гриппом, и коронавирусы приходят на «расчищенную поляну». Сезонные коронавирусы вызывали заболевания и раньше, но COVID прошел генетическую трансформацию, и в этом его опасность. И, конечно, тут нельзя не выразить восхищение нашими учеными. Три вакцины, — причем одна из них цельновирионная, разработанная в центре Чумакова, чего не смогли сделать больше нигде в мире, — это предельно яркий результат.

Но вернемся к мерам по борьбе с коронавирусом и оценке их эффективности. Год назад были приняты решения о приостановке работы плановой медицины, и споры, надо ли это было делать, идут до сих пор. Думаю, точки над i в этом споре поставит история. Но с позиции глобализации это была верная стратегия. Да, увы(!) регистрируется более высокая смертность по кардиологическим, эндокринологическим, онкологическим заболеваниям (хотя, замечу, и здесь непосредственный вклад коронавируса еще не оценен). Но когда горит дом, о спасении фотографий на стенах или костюмов из шкафов никто не думает. Спасать нужно главное. Думаю, без мобилизации системы здравоохранения на борьбу с коронавирусом мы бы получили  более страшные числа потерь.

Татьяна ВОЛНИСТОВА,
руководитель управления общего образования Обнинска:

Год назад, 17 марта, школьников по областному постановлению вывели на каникулы, прекратили работу кружки дополнительного образования, а вскоре за исключением дежурных групп распустили и детские сады. Это, конечно, был вызов для всей системы образования. Ведь на тот момент не было ни единой образовательной платформы, ни какого-то рекомендованного программного обеспечения. Наши учителя имели огромный опыт очного преподавания, но дистант — совсем другое дело, нужно было ему учиться, причем очень быстро.

Ситуация без преувеличения требовала перезагрузки сознания. И да, были опасения, что мы просто не сможем собрать детей — ну не будут они выходить из дома на связь, и все. К счастью, эти страхи оказались напрасными.

Могу сказать, что мы смогли очень мобильно перестроиться. Конечно, получили неоценимый опыт, научились общаться на расстоянии, кратко формулировать свои мысли — для педагогов на дистанте это очень важный навык, научились быстро принимать решения. И, конечно, ценить личное общение. Сегодня ни у кого нет сомнений в том, что дистант не может заменить очного преподавания — и ученикам, и учителю нужна обратная связь, энергетика общения.

Вячеслав НАРУКОВ,
президент Обнинской торгово-промышленной палаты, депутат городского Собрания:

С высоты сегодняшнего дня четко видится перегиб в отношении предпринимателей, которым запретили работать и во время полного локдауна, и несколько месяцев после него. Такой запрет был для людей шоком. Они испытывали отчаяние, страх неизвестности. Работников отправили по домам, а бизнесу все равно предложили платить зарплату, как будто ничего не случилось. Те, у кого был жирок, смогли справиться с этой задачей, забыв прежние планы по инвестициям и модернизации. Те, у кого запасов не было, просто закрылись.

Особенно сильно локдаун ударил по предприятиям сервиса, и государственная поддержка многих спасти просто не смогла — она пришла на несколько месяцев позже, когда компании уже умерли, а их сотрудники лишились работы. И до сих пор многие специалисты — например, повара — вынуждены работать не по специальности.

И тем не менее, предприятия из особенно пострадавших отраслей, которые дождались субсидируемых кредитов, смогли благодаря им вновь встать на ноги. Правда, и тут не обошлось без накладок. Из-за формального несоответствия кодам многие предприятия категорически лишили поддержки, и найти справедливости им не удалось.

Что хотелось бы отметить в исключительно положительном плане, это действенную поддержку сотрудников пенсионного возраста. Выплаты им государство полностью взяло на себя, и пожилые люди смогли оставаться дома, не подвергая себя риску заражения. И эта программа работает до сих пор.

Если же говорить о дне сегодняшнем, то решение вопроса о снятии ограничений находится в руках эпидемиологов. И, конечно, бизнес ждет его очень сильно. В этой связи нельзя не выразить восхищение работой наших ученых, которые в такой короткий срок смогли разработать сразу несколько действенных вакцин, их применение создаст иммунную прослойку у населения и поможет перезапуститься экономике.

 

 

 

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены