Служили два товарища

Автор: 21 февраля 2023 1230
Добровольцы Юрий Смолин и Виталий Повесьма на встрече с обнинцами Добровольцы Юрий Смолин и Виталий Повесьма на встрече с обнинцами

Прошел ровно год с начала спецоперации. Для кого-то это просто год жизни. Для кого-то — гораздо больше. За это время нам всем многое пришлось принять, пропустить сквозь себя, попытаться понять и переосмыслить.


Сегодня наш разговор с добровольцами отряда «5Z Барс» Юрием Смолиным и Виталием Повесьма о самом важном – о черном и белом, о том, что такое быть настоящим мужчиной и гражданином, о правде и долге.

Всегда вместе

Юрий Смолин (58 лет) и Виталий Повесьма (49 лет) стали одними из первых обнинских добровольцев, которые отправились на фронт. Товарищи попали в Отдельный добровольческий батальон «5Z Барс». Виталий — водителем.

«Когда я увидел татуировки со свастикой у «азовцев», стало досадно, что такая пакость по земле ходит. Я офицер, мой отец и дядя тоже офицеры. Два деда воевали, прадед под Ленинградом без вести пропал», — рассказывает Смолин.

Повесьма тоже не смог оставаться дома: «Не в моем воспитании отсиживаться, когда наша страна подвергается такой угрозе». Виталий до последнего не говорил семье о своем решении идти на фронт. А дома — жена и пятеро детей. Младшему сыну — 12, старшей дочери — 25.

— И как же отпустили? — задаем вопрос.

— Мы с женой вместе 30 лет. Она знает, что меня не свернуть, — улыбается Виталий. — Как я мог поступить, когда увидел, что там происходит, когда туда поехали мои знакомые? Я воспитывался в советское время, тогда патриотизм, честность и чувство долга по отношению к своей Родине были не пустыми понятиями. Это высокие слова, конечно. Но именно это было внутри.

У меня есть родственники на Украине. Мой брат там живет. Мы сейчас с ним не общаемся. Он сказал, что если я приду к нему домой, а до 2014-го года ездил туда каждое лето, он меня убьет. Я сказал — будем живы, все решим. Встретимся за чашкой чаю. Он не возразил. Ценно.

Кстати, жена Юрия Смолина узнала о том, что муж решил идти на фронт, тоже за неделю до отправки. Пыталась было остановить. Но Юрий Анатольевич просто попросил: «Ты же жена офицера. Просто поддержи меня». И она поддержала.

…Весной прошлого года Смолин и Повесьма вместе пришли в военкомат. До этого друг друга не знали, хотя и жили в соседних дворах. 12 июня пересекли «ленточку».

— Говорят, что первые добровольцы уходили на фронт фактически босыми.

— Ну, что вы. Нас прекрасно одели, даже зимний комплект одежды выдали, хоть на улице больше тридцати градусов было. Кормили тоже отлично. Да, гуманитарки было совсем немного — пара раз по паре коробок. Но главное — это письма, которые лежали в посылках, — рассказывает Смолин. — Никогда не думал, что у мужиков, вояк после прочтения строк, написанных детишками, слезы выступят.

— Спустя месяц на передовой случайно нашел в своей аптечке письмо — дочка положила. Стал читать вслух. У ребят глаза на мокром месте, — подтверждает Повесьма. Виталий рассказывает, и у него вновь наворачиваются слезы на глаза.

О героях

Смолин и Повесьма все время вспоминают тех, с кем бок о бок бились на передовой. Говорят, все — легендарные личности.

Вот, например, Паша, позывной — Кандагар. Сам он родом из-под Воронежа. В свое время прошел Афган — оттуда и позывной. Простой, работящий мужик. Как началась спецоперация, решил идти на фронт. Ребята его очень уважали. Немало раненых с поля боя вытащил. А потом вдруг сам пропал. Выяснилось позже, что Пашу сильно контузило. И оказался он в госпитале в Питере. Врачи выходили его, но из больницы не отпускали: «Надо еще подлечиться, хотя бы дней пять». Паша, недолго думая, вышел из больницы в тапочках и пижаме — и в чем был отправился обратно на фронт. А это, на минуточку, 2,5 тысячи километров пути. Из документов — только нагрудный жетон. Денег — ни копейки. Зато прихватил из больницы апельсинов — ими и кормился.

До границы добрался на попутках. Там встретилась хорошая девушка — подсадила к себе в машину и перевезла его через границу. На пропускном пункте его чудом не заметили. Зато в комендатуре пришлось потратить время, пока выясняли личность. И вот он — родной батальон.

«Сказать, что мы удивились — не сказать ничего, — улыбается Смолин. — Но над рассказом о приключениях Паши смеялись все вместе. Феномен, одним словом».

Еще одна легенда — Кирилл, позывной Робинзон. Сам с Камчатки. Невысокий, худощавый. Как-то ребята попали под обстрел. Самого Робинзона контузило, а товарища буквально изрешетило, он и двинуться не мог. Попали в окружение. Придя в себя, Кирилл понял, что дотащить бойца до своих не может, бросить — тоже. Спрятал раненого в заброшке, начал его выхаживать. По ночам делал вылазки за водой, искал какую-то еду. Один бы мог спокойно добраться до наших, но выбор для себя сделал: спасемся — вместе, а если суждено умереть — тоже. Наши отбили место, где они прятались, только через 12 дней. Представляете, 12 дней служения на грани гибели! Кстати, о подвиге Робинзона однополчане узнали только после того, как спасенный боец пришел в себя в госпитале и все рассказал.

А сейчас в списке на Орден Мужества — барсовец с позывным Череп (он из Череповца). Командир роты. 35 лет, но уже непререкаемый авторитет. В одиночку вытащил 17 раненых. От укрытия до линии фронта 2,5 км, и он каждого солдата нес на себе весь этот путь, а потом шел обратно — за следующим.

— Вообще у каждого из нас с собой граната, так называемая «своя» — рассказывает Юрий Смолин. — Против нас «Кракен» воевал, жестокие польские нацисты, которые и украинцев-то за людей не считают. Чуть что — расстреливают. Что уж про русских говорить, пытать будут пострашному, если к ним в лапы попадешь. Вот, чтобы не угодить в плен, и нужна граната: подкинешь ее повыше, чтоб подороже жизнь продать, и все. У меня «наташка». Так жену зовут.

— А у меня «деньрожденская» граната была, — продолжает Виталий Повесьма. — На день рождения подарили. Знаете, когда ребята молились, говорили не только о том, чтобы живыми вернуться, но и чтобы, случись беда, побольше этого «зверья» нацистского с собой забрать.

Как лошадь перед забегом

— Мы воевали не с украинцами, а с нациками, — говорит Смолин. — Это мародеры, на все готовые. 13 июля на центр Изюма сбросили ракету с лепестковыми минами.

14-го — кассетную. Таких случаев было много. Но почему-то запомнился именно этот. Взрослому такие мины ломают ноги, а ребенку — ноги отрывают. Сбросить на гражданских такие мины — верх подлости. И бойцы нашего батальона эти мины убирали. А когда оставили Изюм, туда вошли каратели, резали без разбору всех, у кого находили российский паспорт. Вот такая человеческая зачистка.

— А какие сегодня настроения у наших бойцов?

— Как у лошади перед забегом, — продолжает Виталий Повесьма. — Сейчас очень много точечных боев. А тем, кто на фронте, хочется прорваться вперед. И мы готовы это сделать.

— Тактика у ВСУ меняется?

— У всех меняется. Каждый осваивает новые методы, технику. Но надо сказать: со времен Великой Отечественной войны наша страна не сталкивалась с подобной войной. Мы имеем дело с регулярной армией, численность которой превышает нашу, фронт растянут на тысячи километров, армия противника очень хорошо вооружена — у них современное НАТОвское вооружение: вертолеты, самолеты, ракеты, прекрасные средства электронной борьбы.

Вопросы о главном

Нам всем сейчас катастрофически не хватает новых героев, их историй, их примеров. Прежние кумиры предали свою страну. Часть элиты по-прежнему сидит, поджав хвост, надеясь, что «все вернется». А когда в прошлом году объявили мобилизацию, «испуганные патриоты» рванули за границу, смело штурмуя погранзаставы.

◄ Форум «Человек Z» в Калуге.
     Юрий Смолин по итогам народного
     голосования вошел в тройку победителей
     в номинации «Zащитник»

— Пусть не возвращаются, — считает Юрий Смолин. — Да, в последнее время понятие «гражданин» как-то замылилось, потеряло свой былой смысл. А ведь у гражданина есть не только права, но и обязанности. И если ты уехал, бросил свою Родину в трудную минуту, ты точно плохой гражданин.

Я считаю, высшее предназначение мужчины — защищать свою семью, свою страну. Я не выступаю за военные действия. Но время выбрало нас. И мы не вправе отсиживаться и прятаться, когда наша страна в опасности. Сейчас вопрос стоит так: или мы, или они. Я, к примеру, не представляю себе жизни на оккупированной территории.

— А мне кажется, сейчас в обществе появился запрос на справедливость, — продолжает Виталий Повесьма. — Когда только началась спецоперация, многие растерялись: а может, это мы оккупанты? Нет. Не мы. За «ленточкой» все становится кристально ясно. Только черное и белое и никаких других оттенков. Знаете, как часто приходилось слышать от местных жителей вопрос с надеждой: «Ребята, вы не уйдете?». Значит, мы все делаем правильно.

— Мы победим? — задаем главный вопрос.

— Конечно. Другого исхода быть не может. Мы не сдадимся, — говорят в один голос Смолин и Повесьма. — Гнев, отвага, гордость — именно с такими чувствами мы перешагнем этот трудный рубеж на пути к нашей общей Победе!

Что дальше?

Вернувшись с фронта, Смолин и Повесьма организовали сбор средств на снаряжение для бойцов своего батальона. На призыв откликнулось множество обнинцев, а еще жителей Тюменской области — они помогают в сборах и активно перечисляют деньги. В итоге смогли привлечь огромную сумму — порядка 15 млн руб.! На эти средства закупалось самое разное оборудование — от тепловизоров и коллиматорных прицелов до армейских палаток, печек и спальников.

Смолин сам несколько раз отвозил собранное в добровольческий батальон вместе с гуманитарной помощью и детскими письмами бойцам. Помимо прочего, удалось купить два подержанных пикапа-внедорожника, Nissan и Mitsubishi. Виталий Повесьма и другие волонтеры их перебрали, полностью проверили и отправили на фронт.

Очередная поездка — через пару недель. «Из двух пикапов, которые отправлены туда, один уже уничтожен противниками, — рассказывают добровольцы. — А машина эта крайне востребована и крайне нужна. На них перевозят «тревожащий миномет», можно устанавливать крупнокалиберные пулеметы, перевозят операторов коптеров, как ударных, так и разведчиков. И сейчас надо купить один, а в идеале бы два автомобиля. Кроме того, набрать деньги на 26 коллиматорных прицелов и 26 ПБСов (прибор бесшумной стрельбы)».

А еще добровольцы повезут на фронт письма. Для солдат это самое ценное.

Юрий Смолин и Виталий Повесьма обращаются к жителям Обнинска с просьбой о помощи для покупки необходимого обмундирования, квадрокоптеров, прицелов, тепловизоров для отдельного добровольческого штурмового батальона «5Z Барс».
Номер карты: 4276 2200 1584 1433
Получатель: Наталья Юрьевна (это жена Юрия Смолина).

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены