За закрытыми дверями

Автор: 29 августа 2019 1963
За закрытыми дверями

После месяца в частном доме престарелых 90-летний старик оказался в реанимации и вскоре умер

 

«Добровольные пожертвования»

В редакцию обратились жители Обнинска. История драматичная и вызывающая множество вопросов.

Иван Петрович (имена изменены) жил в Кабардино-Балкарии, занимал солидный пост в правоохранительных органах, генерал-полковник в отставке. По семейным обстоятельствам его перевезли в Обнинск, к сыну. Пожилой человек страдал болезнью Альцгеймера, нуждался в постоянном присмотре. Родные хотели подобрать пансионат поближе к дому, чтобы по выходным забирать Ивана Петровича к себе. Услышали от знакомых о некоем Фонде имени профессора Ганичкина, который находится в Белкино, на ул. Иноземцева, в частном коттедже.

«Встречу нам назначили почему-то около банка на проспекте Маркса, — вспоминает невестка, Лариса. — Пришли вдвоем: директор Фонда Иван Симоненков и женщина, представившаяся дочерью известного врача, профессора Ганичкина, Ирина Ганичкина. Они хором уверяли нас, что дедушку ждет все самое лучшее. Договор мы заключили на месяц, оплата — 36 тысяч рублей — должна была идти в виде «добровольных пожертвований».

«Он плакал и хватал меня за руки»

А дальше начинается странное. Как рассказывают родные, им всячески препятствовали во встречах со стариком. Прямых запретов не звучало, но просили не тревожить. Мол, дайте дедушке привыкнуть, иначе он будет волноваться.

«Мы созванивались с Ириной Ганичкиной, приезжали в Белкино и передавали памперсы, продукты, — вспоминает сын, Дмитрий. — Дальше калитки нас ни разу не пустили. А однажды мы завернули туда после работы, экспромтом, так сказать. Так нам даже не открыли».

Через месяц супруги поставили вопрос ребром: договор не продлим, пока не увидим отца. «Иван Петрович, когда мы вошли, бросился ко мне, — голос Ларисы дрожит. — Стал хватать за руки, плакать, умолял забрать с собой. Конечно, и речи не шло о том, чтобы оставить его здесь. Я пошла за его одеждой, так он меня просто не пускал, рыдал».

Дома пожилого человека раздели, чтобы он мог принять ванну. И ужаснулись: руки в синяках, колено распухло, на пятке рана. Поехали в приемный покой. Старику оказали помощь и предупредили: материалы будут переданы в полицию, поскольку есть основания подозревать противоправные действия.

А через несколько дней состояние Ивана Петровича резко ухудшилось. «Он ни на что не реагировал, просто сидел и смотрел в одну точку. У него начал распухать живот. Мы подхватили его и помчались в больницу, — рассказывает Лариса. — Ивана Петровича в срочном порядке госпитализировали в реанимацию. И первое, что нам сказал врач: «За что ж дедушку так избили?». Его оставили в стационаре».

Опасная лестница

Мы решили посмотреть на все своими глазами и побывали в пансионате. Большая, чистая комната, рассчитанная на четверых. Кровати как обычные, так и функциональные, для лежачих больных. У стола старушка: «Как мы тут живем? Да хорошо живем». На покрывале нежится кошка.

«Мужчины на втором этаже, — показывает старшая медсестра. — Там есть и ходячие, и лежачие больные». Ведет к палатам лестница, по крутизне напоминающая корабельный трап. Со скользкими деревянными ступеньками. Как по ней ходят больные, немощные люди — вопрос открытый.

После экскурсии я попросила разрешения сделать несколько снимков для газеты. «Пожалуйста, — не препятствовала медсестра. — Вы все видели сами, если хотите, фотографируйте, задавайте вопросы, нам нечего скрывать».
На вопрос, что же случилось с дедушкой, отвечает спокойно: возможно, он упал. Мол, с пожилыми людьми всякое случается.

Но позвольте! Ведь старика сюда привезли именно для того, чтобы он находился под круглосуточным присмотром. Заплатили немалые деньги, чтоб «всякого не случалось», чтоб ему было обеспечено медицинское наблюдение и врачебный уход. Что это за формула такая — «возможно, упал»? И последнее. Если все же произошло неладное, разве не обязаны сотрудники немедленно уведомить об этом родственников?

Старики-резиденты и узбеки-волонтеры

Ирина Ганичкина была настроена далеко не так радушно, как медсестра заведения: «Мы — некоммерческая организация, не пансионат и не дом престарелых, вы проникли на частную территорию, — возмущалась она в телефонном разговоре. — Это наши гости, и никто не имеет права нарушать их покой».

При личной встрече женщина придерживалась ровно такой же позиции. Никакого дома престарелых нет, есть друзья, решившие провести время в частном коттедже, на природе. И ухаживающие за ними люди — естественно, делающие это исключительно по доброте душевной, на добровольных началах. Терминология использовалась практически шпионская.

«Пожилые люди — наши резиденты, — настаивала Ирина. — Им помогают волонтеры, в основном, беженцы с Украины. Работают за кров и еду, мы им не платим». Я, кстати, собственными глазами видела в коттедже этих «волонтеров-украинцев» характерной азиатской внешности…

Наследили

А на вопрос о дедушке последовала и вовсе странная реакция. И Ирина Ганичкина, и Иван Симоненков искренне недоумевали, почему газета вообще заинтересовалась этой ситуацией. «Да она яйца выеденного не стоит», — возмущались оба.

Напомним, речь идет о старике, который на момент разговора балансировал на грани жизни и смерти. И оказался он в таком состоянии именно после того, как родственники, заключив с фондом договор о круглосуточном уходе за их больным родственником и оплатив его, поместили дедушку под патронаж этой структуры.

Любая деятельность оставляет следы, рано или поздно складывается профессиональная репутация. Тем более, в столь деликатной сфере, как уход за пожилыми. Ирина Ганичкина «наследила» в Калужской области достаточно, чтобы о ее деятельности можно было написать печальную повесть. Информация открытая, с ней может ознакомиться любой желающий.

Областная газета «Весть» писала о трагической истории, которая произошла в 2013 году. Ирина Ганичкина в это время имела непосредственное отношение к упомянутой в статье организации «Надежда Медсервис» — входила в число учредителей (организация ликвидирована). Арендовали помещения в санатории «Звездный». Именно там закончил жизнь оставленный без помощи старик — его оставили умирать, несмотря на то, что врачи рекомендовали срочную госпитализацию… Было возбуждено уголовное дело по статье «оставление в опасности».

А вот и продолжение истории: прокуратура Малоярославецкого района провела проверку деятельности «Надежды Медсервис» при содержании престарелых в здании Детчинской участковой больницы. Обнаружили многочисленные нарушения, в том числе недостоверная информация: людям обещали докторов и кандидатов меднаук, которые будут печься о здоровье родственников. А на деле за стариками ухаживали сиделки без медицинского образования.

После этого Ганичкина появилась в Обнинске. Снимали коттеджи в разных местах города. Теперь вот осели в Белкино.

…Сейчас полиция только разбирается с делом пострадавшего старика. Хотя, на наш взгляд, это далеко не единственный вопрос, с которым правоохранителям, быть может, придется столкнуться в работе этого Фонда — с его резидентами, волонтерами, пожертвованиями и прочими «шпионскими штучками». Хотя бы для того, чтобы больше ни один пожилой человек при оказании такого рода услуг не пострадал.

Когда номер готовился к печати, нам сообщили, что пожилой мужчина скончался. Редакция выражает соболезнования родным и близким покойного.

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены