Экипаж ПЕ-2, погибший в 41-м на Варшавке, похоронят в братской могиле в подмосковном Щелково

Автор: 06 мая 2021 2484
Галина Слесарева на подъеме самолета Галина Слесарева на подъеме самолета

 

 

В семье Моториных было пятеро братьев-летчиков. День Победы встретил только один. Остальные четверо погибли. Пилот Павел Моторин воевал под Юхновом. Похоронка на него отцу пришла, но на могилу к сыну он поехать так и не смог — ее не было.

Моторины до сих пор живут в Щелково. Все эти годы они выходили в колонне Бессмертного полка с портретами своих погибших летчиков. Теперь же у них появится возможность прийти на могилу Павла Моторина. Останки экипажа нашли обнинские поисковики Галина Слесарева и Алексей Кезиков.

Забытый бомбардировщик

«О том, что в болотах под Юхновом лежит сбитый в октябре 1941 года самолет, мы знали, — рассказывает создатель музея «Судьба солдата» Галина Слесарева. — Долгое время искали его, нашли и в 2018 году сумели вытащить с трехметровой глубины. Это был тяжелый бомбардировщик ПЕ-2 с погибшим экипажем».

Самолет поместили в музей, удалось определить его номер и номер мотора. Но данных о летчиках нигде не было. «Мы обращались в Центральный архив Минобороны в Подольске, — рассказывает Галина Слесарева. — Нам ответили, что самолета с такими номерами… не существует».

Как это так не существует? Вот же он, этот самолет, — «пешка», пикирующий бомбардировщик! Стоит в зале музея «Судьба солдата»!

Да, удостоверений на самолеты ПЕ-2, выпущенные в сентябре, не было. Враг наступал, документы просто не успевали оформить... Но неужели никаких данных о самих летчиках нет?

После запроса прокуратуры

Три года разыскивали фамилии летчиков — и все без толку.

И вот в музей «Судьба солдата» — слава о нем разошлась гораздо дальше Обнинска — приехали высокие гости из Москвы. И Галина Слесарева рассказала о самолете и неизвестных летчиках. Посетители музея, вернувшись в столицу, не стали молчать, обратились за помощью в Генпрокуратуру. И, представьте себе, вскоре пришла справка из архива, которую не могли получить три года.

Получается, возможность узнать фамилии летчиков была. Просто кто-то из сотрудников архива настолько очерствел душой, что выполнил свои обязанности только после грозного окрика главного надзорного органа.

Каждый рубеж — последний

130-й ближнебомбардировочный авиационный полк, в составе которого был этот самолет, начал «боевую работу» 5 октября 1941 года. Фашисты уже были в Юхнове. До Москвы им оставалось 200 километров.

В эти дни каждый рубеж на Варшавке наши бойцы защищали так, словно он последний. 5 октября немцы пытались взять мост через Угру, который удерживали десантники майора Ивана Старчака. Представьте, какой там был ад! Сутки один отряд в 430 человек не давал пройти врагу, а потом взорвали мост. Фашисты обошли десантников, стали налаживать переправу. Тут появились наши самолеты. Их было мало — весь авиаполк состоял из 15 звеньев. Но это были бомбардировщики! «6 октября 130-й авиаполк бомбардировкой и пулеметным огнем наносил удар по мотоколонне и танкам противника на участке дороги Юхнов — Спас-Деменск, — сообщается в архивной справке. — Уничтожено около 40 танков и 60 автомашин с пехотой». Вечером этого дня передовой отряд подольских курсантов присоединился к отряду десантников. Так начался переломный момент битвы за Москву.

Пламя на моторах

«Наши летчики ориентировались на колокольню в Юхнове. Сбросив бомбы, делали разворот, возвращались на аэродром, брали следующий запас бомб и снова шли в бой, — рассказывает Галина Слесарева. — Экипаж Моторина 6 октября уничтожил 25 машин с пехотой и 10 танков! Но фашисты вычислили, как проходит полет, и подогнали зенитные батареи».

Самолет Моторина атаковали зенитным огнем, прибыли истребители — «мессершмиты» и «хенкели» — их было в общей сложности двадцать машин! Самолет подбили, он загорелся и упал возле деревни Рыляки. «Экипаж пытался спасти машину, — говорит Слесарева, — на моторах осталась закаменелая пена, которой тушили пламя. Но произошел взрыв. Летчики погибли. Мы собирали их переломанные косточки, и, конечно, сейчас невозможно определить, кому из троих членов экипажа принадлежит каждая…»

Вернули имена

Кроме пилота Павла Моторина, в экипаж входили стрелок-радист Семен Халабудин и стрелок-бомбардир Николай Мартыненко.

Халабудин родом из Кустанайской области. Как-то Галина Слесарева и директор Музея истории Обнинска Алина Кащеева в администрации города в разговоре между собой посетовали, мол, очень далеко, не найдем его родных… И тут же гардеробщица Любовь Васильевна Мирошниченко спросила: кого они хотят найти в Кустанайской области? Оказалось, сама она оттуда родом, ее семья жила в одном колхозе с Халабудиными. Ее брат и племянник Семена Халабудина учились в одном классе! На следующий день связались с родственниками стрелка-радиста.

А вот родных Николая Мартыненко найти пока не удалось. Он родом из Воронежской области, из деревеньки с красивым названием Златополь. Может, эта публикация поможет найти его близких?
Сейчас ведутся переговоры, чтобы всех троих похоронили в Щелково.

***
На Варшавском шоссе недалеко от места гибели ПЕ-2 будет установлен обелиск с фамилиями летчиков.

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены