Дорогой Ромашина

Автор: 24 октября 2019 761
Дорогой Ромашина

60 лет флагману отечественной авиа- и космической отрасли, обнинской «Технологии» — праздник совсем не городского, а скорее общероссийского уровня. На юбилее ждут высоких гостей — и из Ростеха, и из российского и областного правительства, и из партнерских научных и конструкторских организаций… Больших делегаций будет очень много.

 

 

Самое главное: почему «Технология» носит имя Ромашина?
«Ромашин смог консолидировать предприятие. С его именем связаны великие успехи — и «Буран», и «Протон-М», и «Беркут», и многое другое. Александр Гаврилович выдержал годы, когда страна переживала тяжелейший период своей истории. И ни разу не дрогнул. Это тот уникальный случай, когда человек оказался настолько сильным, настолько праведным, что смог все угрозы того времени отбить и защитить предприятие. При нем и благодаря ему сформировался коллектив смелый и трудолюбивый, с высочайшим чувством собственного достоинства и величайшим уровнем ответственности. Этот коллектив достигает недостижимых целей».

Андрей Силкин

Фирменный почерк

А сегодня праздник для своих, домашний. И начнется он с того, что в фойе главного корпуса откроют памятную доску в честь того человека, чье имя носит «Технология» и без которого обнинского научно-производственного предприятия, скорее всего, просто не было бы. К первому директору Александру Гавриловичу Ромашину здесь особое отношение.

Да, он обладал удивительным даром предвидения. Всегда смотрел в завтрашний день. В 70-е годы он добился объединения филиала ВИАМа и завода технического стекла в единый комплекс «Технологии». Именно поэтому сегодня здесь могут придумывать материалы и конструкции с невероятными свойствами и тут же их изготавливать. Решать нерешаемые задачи — фирменный почерк «Технологии». И первые прописи написал Ромашин.

О таких вещах сегодня не принято говорить, но путь «Технологии» не был усеян розами. Просто мы об этом мало знаем. Знаем о другом — о длинном списке побед и успехов. Несправедливо, что он совершенно заслоняет собой цену, которой оплачены эти победы. А она велика.

Как отстояли «Технологию»

Почему-то вспоминаются 90-е годы. Пустые коридоры в обнинских научных институтах: кто-то подрабатывает извозом, кто-то подался в челночники. Бешеная инфляция. Чувство какой-то вселенской растерянности. У людей отобрали то, что они так ценили, — уверенность в завтрашнем дне и ощущение нужности своего дела.

А кругом дербанили все, что можно было растащить. Детские садики превращали в коммерческие офисы. Под шумок отписали частному пансиону целый пионерлагерь в черте города. Увлеченно пилили знаменитую обнинскую стройку, где в советские годы работал каждый десятый житель города. Когда ее новое руководство стало продавать Дом культуры «Строитель» и выгонять на улицу его прославленные народные коллективы, тот же «Играй, рожок!», люди было возмутились. Но получили хамскую по сути отповедь: «Мы тут не в рожок дудеть собираемся, а строительством заниматься!» И «Строителя» не стало — сегодня в этом здании супермаркет. А попутно исчезла и сама стройка. Следы мощного когда-то ООСПАО затерялись по непонятным адресам…

«Технология» с ее площадями, зданиями, производственной базой была еще более лакомым куском. Отобрать, поделить, распродать — с ней, как и с ООСПАО, прошел бы именно такой сценарий, окажись в то время у руля предприятия другой человек.

Вокруг один за одним рушились столпы. Вот уже и НИТС, из филиала которого выросло обнинское НПО, не выдержал. Результатом приватизации стало сокращение коллектива в десять(!) раз. На Ромашина со всех сторон давили — надо разделиться на несколько заводов, надо акционироваться. Вешали ярлыки, писали клеймящие письма, полоскали имя в кабинетах и с трибун. Он внешне оставался спокойным, последовательно уводил предприятие от гибели. Внутренняя боль от доносов людей, что желали урвать от предприятия свой кусок, никогда не выходила наружу. Но дорого обходилась ему как человеку.
«Технологию» Ромашин отстоял.

Учитель по жизни

Александра Ромашина кто-то называет типичным красным директором. Это и так, и не так. Да, он был человеком государственным до мозга костей. С жестким стержнем. С невероятной целеустремленностью. Но вместе с тем очень интеллигентный, тактичный. Умел слушать и слышать людей.

Сегодняшний гендиректор Андрей Силкин внешне на него совсем не похож. Эмоциональный. Подвижный. Подчас гуманитарий в нем не оставляет места технарю — он увлечен и живописью, и полетами на вертолетах… Но внутри, как и у Ромашина, жесткий стержень человека государственного. И за «Технологию» готов биться до конца. Победного.

Он приехал в Обнинск в 2015-м: «Я больше люблю работу на земле, мне всегда было интересно производство, интересны люди, — признается Андрей Николаевич. — И, конечно, это была большая честь — встать во главе такого предприятия. Я книжку воспоминаний Ромашина прочитал сразу, как начал здесь работать. И она стала моим учебником. Мы разошлись в горизонтах времени, но Александр Гаврилович для меня — пример и учитель по жизни».

Под санкциями

В 2018 году «Технология» попала в санкционный список США. Это был глобальный вызов и серьезный удар. Паники известие, конечно, не вызвало. Но вопросов поставило много. «По керамике и остеклению мы уже не зависели от импорта, вся база своя, — говорит заместитель генерального директора по производственной деятельности Анатолий Хмельницкий. — А вот композитное направление просело — там использовались импортные материалы. Тут еще такая сложность: с композитами мы работаем строго по конструкторской документации от заказчика. И в ней все прописано до мелочей, до каждого элемента. Значится, к примеру, импортный материал, а на него запрет. И заменить ничем нельзя…»

Разумеется, российские разработчики авиационной и космической техники приняли единственно возможное решение — нужно переходить на отечественные материалы. Тем более что к этому моменту в стране они уже стали появляться. «Сегодня мы полностью перешли на отечественные материалы при изготовлении хвостового оперения для самолета МС-21 и исключили любые санкционные риски, — показывает диаграммы и графики Андрей Силкин. — То же происходит на космическом направлении. Сейчас нет ни одного примера, когда что-то для нас невозможно из-за того, что материал нам больше не поставляется».

Но пока «Технология» перестраивалась на отечественные рельсы, было непросто. Попробуй испеки хлеб без муки или построй дом без цемента. В авиастроении те же законы. И те же последствия. Экономисты называют их выпадением выручки.

Конечно, санкции вводили, чтобы побольнее ударить по России. И приятного в них было мало. Но и катастрофы, на что рассчитывали западные партнеры, не случилось. Прошло совсем немного времени, и «Технология» не просто справилась с последствиями, но еще больше укрепилась.

«По итогам первых девяти месяцев 2019 года зафиксирован устойчивый положительный тренд, — заглядывает в бумаги Андрей Силкин. — План по выручке мы выполнили на 102,1%, а по чистой прибыли на 141,9%. И это не случайный пик, а вполне оформившийся рост. Так что и год в целом мы рассчитываем закончить очень хорошо».

Революций не будет!

Андрей Силкин

В кабинете у Силкина преобладает белый цвет. На стенах картины. Издали сюжеты кажутся футуристически-космическими. Но если подойти ближе, то увидишь работников «Технологии» рядом со своими уникальными изделиями. Картины нарисовала дочь Силкина Агне, выпускница Суриковского института. А рядом с ними — остров Свияжск, где три русских реки слились воедино. Когда-то Иван Грозный сделал его форпостом для взятия Казани. А в советские годы здесь размещался СЛОН — Свияжский лагерь особого назначения. Силкин как раз из семьи ссыльных. Наверное, поэтому он не любит революций.

— Революции — всегда страдания, как в масштабах страны, так и в микросоциумах, — уверен Андрей Николаевич. — Поэтому никаких революций на «Технологии» не будет.
— А что будет?
— Мы будем и дальше развивать наши главные направления. Мы будем всерьез оптимизировать расходы, в том числе и на производственную деятельность. При этом планируем сохранить социальный комплекс, включая лагерь «Полет», улучшать его дальше. Польза, которую он приносит городу и области, несоизмеримо выше наших затрат. И хорошо, что в Ростехе у нас тут есть полная поддержка.

А главное — мы будем двигаться той дорогой, которую прокладывал Ромашин. «Технология» 60 лет решает нерешаемые задачи. Будем делать это и впредь. У коллектива для этого есть все: талант, компетенции, смелость и умение работать на результат.

Изготовление радиопрозрачного укрытия

Самое главное:
какие разработки «Технологии» наиболее знамениты?

  • Каждый десятый килограмм советского космического челнока «Буран» — наш, обнинский. Его теплозащитные плитки, сделанные «Технологией» в невероятно сжатые сроки, оказались прочнее и лучше американских.
  • Наши обечайки головного обтекателя ракеты «Протон-М» позволили уменьшить вес корабля на 1,5 тонны. Между тем стоимость вывода всего одного килограмма груза на орбиту — больше миллиона!
  • «Технология» разработала сверхлегкие радиаторы для космоса с термооптическим покрытием — такие нигде в стране делать не могут.
  • Технология производства обнинского авиационного остекления из монолитного поликарбоната, которое в сто раз прочнее обычного стекла такой же толщины и вдвое легче, не имеет аналогов в мире.

Самое главное:
чем гордятся на «Технологии»?

  • Получено почти 1,5 тысячи авторских свидетельств и патентов;
  • Разработано более тысячи новых материалов, техпроцессов и изделий;
  • С 1994 года «Технология» — Государственный научный центр России; с 2010 года входит в Госкорпорацию «Ростех»;
  • Здесь трудятся 743 научных работника, 12 докторов наук, 57 кандидатов наук;
  • На космическую орбиту запущено 56 космических аппаратов с обнинскими комплектующими, их делали для 14 стран мира;
  • Предприятие занимает 45% рынка авиационного остекления, поставляя 130 наименований продукции из стекла; оно также выпускает 400 видов изделий для авиации и космонавтики, 250 — для водного и железнодорожного транспорта;
  • «Технология» — Трудовая слава Калужской области.
© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены