Физико-энергетический и неэнергетический

Автор: 25 мая 2021 5231
Физико-энергетический и неэнергетический

Впервые за несколько лет в ФЭИ прошел расширенный пресс-тур для региональных СМИ, посвященный юбилею предприятия и Году науки в России

Большая экскурсия, рассказ о том, что сделал институт за последние десять лет, и о том, что сделает в будущем, возможность увидеть уникальное оборудование и задать вопросы руководителям направлений — таких мероприятий для СМИ не делали давно.

Вопрос организационный

В прошлом году руководство Госкорпорации «Росатом» решило, что ФЭИ необходимо объединить ресурсы с еще одним флагманом атомной отрасли — НИИАР, Научно-исследовательским институтом атомных реакторов в Димитровграде. На базе этих двух институтов создадут Исследовательский центр ядерных технологий Росатома. В июне на Научно-техническом совете Росатома представят стратегию его развития. А потом, в начале осени, стратегию планируют опубликовать.

Энергетические разработки

Конечно, главная тематика ФЭИ — реакторы на быстрых нейтронах. Ей занимается треть научных сотрудников института. Последнее десятилетие для ФЭИ прошло под знаком завершения сооружения и ввода в эксплуатацию реактора БН-800 на Белоярской АЭС. «БН-800 — это веха в освоении технологии замкнутого топливного цикла, — подчеркивает первый заместитель генерального директора по науке Дмитрий Клинов. — Следующий шаг — реактор БН-1200. В июне Росатом должен принять решение о его строительстве. Проект уже представлен в МАГАТЭ, прошел экспертизу и получил положительное заключение».

Еще один важный «реакторный проект» — МБИР, многоцелевой реактор на быстрых нейтронах, который строят в Димитровграде. Атомной отрасли откровенно не хватает существующей экспериментальной базы, хотя реакторов, на которых проводят эксперименты, вроде бы много. Но быстрые исследовательские реакторы не строили сорок лет. Физический пуск МБИР назначен на 4-й квартал 2027 года, а в 1-м квартале 2028 его должны «передать» ученым. Для него уже разработали научную программу. «В реакторе, например, есть автономные петли, куда можно помещать любые материалы и образцы, чтобы исследовать их в экстремальных радиационных условиях, — рассказывает Дмитрий Клинов. — Таких решений нет ни в одном быстром исследовательском реакторе мира».

На БФС-2 уже осенью будут «прогонять» разные сценарии работы реакторов

Большой, быстрый, физический

В ФЭИ «живет» уникальная экспериментальная база для исследований физики быстрых реакторов — Быстрые физические стенды и электронный ускоритель МИ-30.

БФС-1 недавно капитально модернизировали. И сразу после получения разрешительных документов на нем возобновились эксперименты. Недавно, например, завершили исследования для китайского реактора CEFR. А вообще очередь из желающих со всего мира — на много лет, если не десятилетий, вперед.

БФС-2 тоже обновили, скоро, уже осенью, на нем будут «прогонять» разные сценарии работы реакторов. Запланированы работы по БРЕСТУ, по БН-1200.

Ядерная медицина

Но ФЭИ — это не только энергетические разработки. Институт все больше и больше занимается неэнергетическими технологиями. Среди них — ядерная медицина.

Больше всего на слуху, конечно, микроисточники для брахитерапии рака предстательной железы. Ежегодно в клиники отправляется около 20 тысяч единиц  — это порядка трети российского рынка. Один из постоянных «потребителей» — институт им. Герцена, филиал НМИЦ радиологии. «Буквально сегодня туда отправились 850 микроисточников, — рассказал директор НПК изотопов и радиофармпрепаратов Максим Самсонов, — они позволят пролечить порядка 15 пациентов». Спектр применения этого препарата хотят расширить — сейчас идут исследования микроисточников для лечения рака молочной железы.

Самая же новая разработка, недавно получившая регистрационное удостоверение — ГРЕН-1, генератор рения. «ГРЕН-1» позволяет синтезировать препарат не на производстве, а прямо в больницах, непосредственно перед процедурой. ГРЕН-1 позволяет не только лечить костные метастазы и опухоли суставов, но и диагностировать их. Это отличает его от, например, генераторов технеция — технеций используют только для визуализации опухолей.

А вот самая перспективная, по мнению многих ученых и врачей, разработка — актиний-225 для таргетной альфа-терапии костных метастазов. Его ждут миллионы людей: сейчас его производят в мизерных количествах, он очень дорог. А метастазы в костях — не редкость. Уже завершаются доклинические и готовятся клинические испытания радиофармпрепаратов с актинием-225. Клинику будут проводить в научном центре радиологии и хирургических технологий имени академика Гранова.

В отделении инновационных реакторных материалов и технологий производят… трубы

И другие

Ядерной медициной неэнергетические разработки ФЭИ вовсе не ограничиваются. Но чтобы рассказать обо всем, не хватит газетных страниц.

Например, в отделении инновационных реакторных материалов и технологий производят… трубы. Не такие, как водопроводные, конечно, а трубы и трубки, предназначенные, например, для активных зон реакторов, для испытательных устройств. Создают тут и пусковые источники нейтронов.

И это далеко не все, что делают сейчас в институте, лишь малая часть. Как и 75 лет назад ФЭИ — флагман атомной науки.

 

 

 

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены