«Пульс» планеты

Автор: 09 марта 2023 1762
Алексей Маловичко Алексей Маловичко

На днях президент России Владимир Путин подписал указ о награждении Орденом Дружбы научного руководителя Единой геофизической службы РАН (ЕГС РАН), доктора технических наук Алексея Маловичко

 В чем же научный подвиг Маловичко? Долгое время он возглавлял Единую геофизическую службу — когда-то это было подразделение Института физики Земли РАН, сейчас самостоятельный научный центр. Сюда, в Обнинск, стекаются данные обо всех землетрясениях и различных взрывах и толчках на планете. Понятно, чем больше сейсмодатчиков фиксируют колебания земной коры, тем точнее наши знания о землетрясениях. И в идеале всю аппаратуру хорошо бы объединить в одну сеть и обмениваться информацией по всему миру. Именно этим и занимался Алексей Александрович. Наш ЕГС РАН под его руководством с 2006 года проводил Международные сейсмологические школы — сначала в России, а потом и в ближнем зарубежье. В соседние страны приезжало до ста российских ученых-сейсмологов — огромный отряд специалистов! — и целую неделю в рамках школы шел интенсивный обмен информацией и опытом с иностранными партнерами.

Так удалось выстроить прочные международные связи, которые и сегодня помогают российским сейсмологам составлять общую «картину мира». И больше всего радует то, что, несмотря на политику санкций в отношении России со стороны западных стран, партнерский фундамент, созданный Маловичко, остается непоколебим. И Орден Дружбы — символ признания этого факта.

Пользуясь случаем, мы попросили Алексея Маловичко ответить на те вопросы, которые сейчас, особенно после турецкого землетрясения, волнуют практически каждого.

Теория заговора

Корр. Все мы вот уже несколько недель следим за событиями, происходящими в Турции. Страшные землетрясения унесли жизни почти 46 тысяч человек. Приходилось читать и о разного рода конспирологических теориях: дескать, втайне было создано оружие массового поражения, и теперь все страны «на прицеле» у Большого брата. Есть ли какое-то рациональное зерно в таких предположениях?

Маловичко. Эти разговоры ведутся много лет, особенно обостряясь в период масштабных инцидентов. Искусственно спровоцировать землетрясение можно только посредством какого-либо сильного воздействия (например, взрыва). Кстати, так делают, например, на горно-добывающих комбинатах. В глубине шахты происходит искусственный взрыв, и на него фиксируется ответ. Но он всегда по мощности существенно меньше. То есть для того, чтобы спровоцировать землетрясение в Турции, нужно было бы произвести искусственный взрыв, по мощности сравнимый с самим землетрясением. Ни одно созданное человечеством оружие пока на это не способно.

Корр. Ну, а накануне трагедии — были какие-то взрывы, пусть и меньшей мощности?

Маловичко. Нет. Если бы нечто подобное произошло, наши сейсмостанции это зафиксировали бы.

Будет — не будет

Корр. Понятно, что землетрясение предотвратить нельзя. Но если бы можно было его предсказать — обошлось бы без жертв. Что тут могут предложить ученые?

Маловичко. Сначала давайте я вам приведу несколько примеров. В Соединенных Штатах Америки есть местечко, которое называется Паркфилд. Землетрясения там случались в 1881, 1901, 1922, 1934, 1966 годах. И по статистике следующая «встряска» должна была произойти примерно спустя 22 года. И в Паркфилде создали уникальную комплексную геофизическую обсерваторию с самым современным оборудованием, пробурили специальную скважину, нашпиговали ее высокоточными датчиками. Землетрясения, можно сказать, ждали. Но прошло пять лет, десять, пятнадцать… И только в 2004 году произошел долгожданный толчок. Причем без всяких предвестников.
Другой пример. В 1975 году китайские сейсмологи успешно предсказали землетрясение с магнитудой 7,5 в городе Хайчэнг. Это город с миллионным населением. Но людей заблаговременно эвакуировали, и жертв для такого крупного города было очень мало — меньше 10 000 человек. Тогда китайским сейсмологам казалось, что они раскрыли механизм землетрясений. Но год спустя в Таньшане — это тоже миллионник — без всяких предвестников произошло примерно такое же по мощности землетрясение. Погибли более 300 тысяч человек. Это крупнейшая катастрофа прошлого века. И никто ее не смог предвидеть.
Сейчас мы понимаем, что каждое землетрясение имеет собственное лицо, и подходить с одной меркой, одним алгоритмом тут невозможно. Что значит точно предсказать землетрясение? Это означает указать его магнитуду, место и время. Сделать это со 100-процентным результатом наука сегодня не может.

Корр. Но, может быть, есть надежда на прорыв? Ведь технологии не стоят на месте, научные знания накапливаются…

Маловичко. Да, безусловно, мы движемся вперед. Появляется возможность обработки больших массивов данных, в том числе сейсмологических, развиваются системы искусственного интеллекта, все большую роль начинают играть космические системы мониторинга. Хотя никакие аппаратные и программные средства не заменят интеллекта ученого, его опыта и чутья.
Тем не менее, прогноз — это всегда вероятность события. Во всяком случае в обозримом будущем.

Свести к минимуму

Корр. Хорошо, если не получается точно предсказать землетрясение, то как хотя бы свести к минимуму число жертв?

Маловичко. При землетрясениях люди гибнут не от толчков как таковых, а в основном от обрушения зданий. В сейсмоактивных районах, то есть там, где случаются «встряски», строительство должно вестись по особым правилам. И они написаны кровью. Вспоминается землетрясение в Нефтегорске на Сахалине в 1995 году. 17 пятиэтажек, построенных без учета повышенной сейсмической опасности, буквально «схлопнулись», в то время как двухэтажные дома устояли. Тогда погибло около 2 тысяч человек. А в армянском Спитаке в 1988 году, где «жалели» цемента на фундаменты, землетрясение с магнитудой 7 унесло 25 тысяч жизней. Вот и в Турции очень активно строили, обходя вниманием повышенную сейсмическую опасность. Причина только в этом.

Предварительно должна быть проведена соответствующая оценка, которая позволяет рассчитать этажность построек, укрепление. Например, наша Камчатка давно «укреплена», потому что землетрясения, хоть и невысокой магнитуды, происходят там постоянно, 5 баллов для камчадалов — привычное дело.

Корр. В Японии все эти правила неукоснительно соблюдаются. Тем не менее, землетрясение в Фукусиме унесло жизни 15 тысяч человек.

Маловичко. Тут другая история. Люди погибли не под завалами, а от цунами. Японские сейсмологи спустя три минуты после первых толчков рассчитали магнитуду землетрясения — 8. При такой магнитуде и для очага, удаленного от побережья на 130 км, высота волны цунами не должна превышать пяти-шести метров. Таким волнам цунами успешно противостоит 5-метровая дамба вдоль линии восточного побережья Японии. Но магнитуда оказалась равной 9.

Между тем наши сейсмологи на Сахалине, также проанализировав сейсмологические данные, оценили магнитуду в 8,5. Надо понимать, что в этом вопросе дополнительные 0,5 в оценке магнитуды — это фактически удвоение высоты волны цунами. Расчет появился спустя 20 минут после первых толчков, и еще можно было среагировать…

Корр. Последний вопрос, практический. Информагентства пугают повторением землетрясений в Турции, причем даже большего масштаба, а многие наши граждане планируют ехать в отпуск именно туда. Это безопасно?

Маловичко. Есть такое понятие — этика прогнозирования. Исходя из нее, этот вопрос надо задавать нашим турецким коллегам. От себя добавлю одно: пока мы не фиксируем появления каких-то опасных предвестников.

Существует мировая сейсмологическая сеть CTBTO, одну из ключевых позиций в которой занимает Обнинск, помимо Вены и США. Эта сеть осуществляет глобальный мониторинг, то есть отслеживает сейсмическую активность и делится полученными данными с иностранными партнерами. Россия предоставляет информацию от 10 станций, а получает от 70 станций других стран.

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены