В атомной столице России — Обнинске — ВНИИРАЭ обеспечивает технологический и продовольственный суверенитет страны

Автор: 28 июля 2022 481
В атомной столице России — Обнинске — ВНИИРАЭ обеспечивает технологический и продовольственный суверенитет страны

Сегодня в мире идет все более острая борьба за энергоресурсы. Это главная доминанта международной политики. В этом контексте, как полагают эксперты, есть два варианта развития событий. Первый — продолжение технологической экспансии, деление человечества на элиту и обслуживающих ее людей: так, как мы привыкли видеть это в последние годы, когда технологическое превосходство западных стран поддерживается их военной силой.

Второй — использование природоподобных технологий. В нашей стране за это направление отвечает Курчатовский центр. И оно очень плотно сопрягается с тем, что делают в обнинском ВНИИРАЭ. А потому совершенно не случайно, что именно обнинский институт этой весной стал центром, где обсуждался новый вектор российской науки: он обеспечит ее национальную безопасность.

 

ВНИИРАЭ создает два критически важных для России центра – 
Центр аварийного реагирования и Центр радиационных технологий в сельском хозяйстве

Центр ядерной безопасности

«Увы, мы не застрахованы от крупных природных или техногенных катастроф. А специалисты нашего института могли бы оперативно решать, как защитить сельское хозяйство пострадавшей территории, — говорит директор ВНИИРАЭ, доктор биологических наук Евгений Карпенко.

— Сейчас мы создаем Центр аварийного реагирования в сельском хозяйстве. У нас для этого есть знания, опыт, мы прекрасно понимаем, как необходимо действовать в той или иной критической ситуации».

По сути, этот центр фактически уже работает — дело осталось за небольшими документальными формальностями. А что входит в его компетенцию?

— Уинстон Черчилль говорил: «Гораздо дешевле платить, чем расплачиваться». Этот принцип прекрасно подходит под сельское хозяйство, — рассказывает главный научный сотрудник института, профессор Сергей Фесенко. — Вместе с коллегами с первых дней я работал над ликвидацией последствий загрязнения после аварии на Чернобыльской АЭС. Потом была «Фукусима-2» — мы помогали Японии в оценке ситуации и в реабилитации районов, подвергшихся радиоактивному загрязнению. И сейчас у нас есть все инструменты, чтобы проводить первичную оценку уровня опасности.

— Получается, вы живете в ожидании аварий? — задаем вопрос.

— Жить в ожидании — это бояться события. А мы хотим и можем жить в состоянии готовности. И для этого у нас есть сценарии развития при возможных катастрофах для всех ядерных объектов на территории нашей страны.

— То есть вы создали универсальный алгоритм?

— Нет. И быть его не может. Никогда не будет двух одинаковых аварий. Можно сказать, это творческая работа.

Обработанные семена и продукты могут храниться намного дольше, чем обычно

Центр продовольственной безопасности

Сейчас по понятным причинам высшее руководство страны обеспокоено качеством семенного фонда и сохранностью урожая. Мало вырастить, скажем, картошку или помидоры, нужно уберечь их от болезней и гнили. Недостаточно произвести крупы, их еще нужно спасти от жучков и паразитов. И технологии радиационной обработки продуктов гамма-лучами давно разработаны и успешно применяются во ВНИИРАЭ.

— Во сколько обойдется такая обработка? — спрашиваем у Фесенко.

— Если речь идет о пряностях, то добавляется примерно 50 рублей на килограмм. Если же о крупах — 2-3 рубля. Учитывая, сколько порченой продукции выбрасывается, экономический эффект огромный.

Буквально на подходе Центр радиационных технологий в сельском хозяйстве — также завершается оформление необходимой документации. Здесь огромное поле для деятельности. К примеру, протравливать семена химией для устранения вредных насекомых небезопасно — яд в них остается. А радиационная обработка полностью безвредна. Но для каждого растения, каждого сорта необходимо подбирать свои режимы облучения. Задач для радиационной обработки много. Это не только обеззараживание семян. Обработанный определенным образом картофель и другие культуры могут храниться много дольше обычного срока. Это касается и готовой продукции — обработанный хлеб долго не теряет свежести.

— А люди не будут бояться таких «радиационных» продуктов?

— Обработанная излучением продукция радиоактивной не становится, она абсолютно безопасна для здоровья. Точно так же, как человек, облученный в рентгеновском кабинете, не становится радиоактивным, — объясняет Сергей Викторович. — Есть еще один аспект. Подобрав для каждого сорта свои режимы облучения, мы будем оформлять их в ГОСТы и давать эти методики всей стране. Так создается связка производства и науки. Мы намерены создавать методики, которые потом будут применять по всей стране.

Человеческий фактор

ВНИИРАЭ славится на всю страну не только своими разработками. В институте работают заслуженные специалисты с колоссальным опытом. Среди них — радиобиолог Сергей Фесенко
В прошлом году ему вручили Золотую медаль имени Клечковского Российской академии наук.

Юкия Амано вручает Сергею Фесенко
     награду МАГАТЭ Superior Achievement Awards

Это высшая академическая награда России для ученых-радиобиологов. Учрежденная шесть лет назад, эта медаль вручена впервые. Ею отмечена работа «Закономерности переноса радионуклидов в аграрных экосистемах: фундаментальные аспекты и практические приложения для оценки последствий крупных радиационных аварий для сельского хозяйства». Проще говоря, отмечен труд Сергея Викторовича по спасению сельского хозяйства от последствий чернобыльской катастрофы.

Сергей Викторович в научных кругах — ученый-радиоэколог с мировым именем. Он автор более 400 научных работ. При этом очень простой в общении, объясняет сложные понятия самым доступным языком. Сейчас, на День города, он улетел в родной Севастополь. Очень скучает по нему. Что будет делать в отпуске? «Поработаю, конечно, — улыбается он. — А как иначе? Зачем впустую тратить время?». Наверное, по-другому и не может просто думать лауреат Госпремии и Нобелевской премии мира (в составе МАГАТЭ).

К слову, работе в МАГАТЭ Фесенко отдал немало лет. Пришел в Департамент ядерных наук в начале нулевых. Изучал фундаментальные механизмы, которые определяют поведение радионуклидов в природных средах, готовил международные обзоры по этой проблематике и рекомендации в оказании помощи странам-членам МАГАТЭ при оценке последствий радиоактивного загрязнения среды.

Сергей Викторович курировал массу международных проектов. Среди них, например, помощь регионам, пострадавшим после аварии на Чернобыльской АЭС, возвращение в хозяйственное использование территории Семипалатинского испытательного полигона и реабилитация мест ядерного загрязнения.

В 2005 году МАГАТЭ была присуждена Нобелевская премия мира «За усилия по предотвращению использования атомной энергии в военных целях и по обеспечению ее применения в мирных целях в максимально безопасных условиях». Участником этой международной команды «нераспространителей» был и Сергей Фесенко.

…У Сергея Викторовича в кабинете на полках масса наград и почетных грамот. А одной он особо гордится. Это Superior Achievement Awards, которую вручил ему прежний директор МАГАТЭ Юкия Амано: «Среди многочисленных достижений г-на Фесенко была его работа по значительному повышению репутации МАГАТЭ в области экологической оценки и восстановления на глобальном уровне путем его долгосрочного участия в программах восстановления окружающей среды после аварий на Чернобыльской АЭС и АЭС «Фукусима-дайити».

Сам Сергей Фесенко так говорит о награде: «Я представлял в МАГАТЭ Российское государство. Между тем, когда поступаешь на работу в Агентство, то письменно обязуешься быть объективным в своих экспертных оценках, независимо от своей национальности и своей страны. Поскольку МАГАТЭ контролирует нераспространение ядерного оружия и радиоактивных материалов, это очень чувствительная область: здесь нельзя нарушать баланс объективности в угоду политическим интересам или попыткам политического давления, каковые случаются. Так, например, когда я занимался Белорусской АЭС, соседняя Литва пыталась оказывать на МАГАТЭ давление в смысле непризнания этой атомной станции экологически безопасной. Но у экспертов есть своя, объективная точка зрения, и за тринадцать лет работы в Агентстве у меня не было оснований считать, что мои коллеги были необъективны. В МАГАТЭ работают не политики, а профессионалы, и данным Агентства можно доверять».

Пример HTML-страницы
© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены