Уже не чужие, еще не свои

Автор: 23 сентября 2021 1160
В обнинских школах работают специальные программы по адаптации детей-инофонов В обнинских школах работают специальные программы по адаптации детей-инофонов

В этом году обнинские школы приняли 500 новых учеников-мигрантов. Для сравнения: это половина учащихся огромной 18-й школы. Многие из приезжих ребят с трудом говорят по-русски

...Утро в школе №1. Шумно, суетно — как в любом другом учебном заведении. Но спустя пару минут ловишь себя на мысли: здесь как-то необычно. Концентрируешься и понимаешь причину: вокруг много детей-иностранцев. В 1-й школе самая большая в Обнинске концентрация школьников, которые недавно приехали в Россию из соседних республик. Четверть ее учеников — мигранты. И многие из них с трудом говорят по-русски.

Ложка лежит, кружка стоит

«К нам в большинстве случаев сейчас приезжают небогатые люди. Отцы круглые сутки работают, дети воспитываются в семье и зачастую не посещают детский сад, а значит, лишены возможности овладеть новым для них языком, кругозор их ограничен, — рассказывают учителя в школах. — Они не знают русского, при этом не развиваются и на родном языке, поскольку используют его исключительно в бытовых целях. С ними не читают книг на родном языке, письмом тоже не занимаются. То есть у многих детей совершенно нет опыта в освоении языка, даже родного. И вот 1 сентября они появляются на пороге школы: с полуразговорным русским и минимальными представлениями о правилах жизни в России. Или еще «лучше»: родители приводят в ноябре десятилетних детей, которые ранее вообще не посещали школу. А учить их мы обязаны».

Перелетные дети

Как быть педагогам, если ученики не понимают их в самом буквальном смысле слова? Может, организовать специальные центры для обучения мигрантов? В Москве пошли именно по такому пути. Сначала дети проходят адаптацию на так называемых курсах русского языка — вместе с родителями учатся говорить, писать, читать, а уж потом поступают в обычные школы.

В Калужской области по такому пути идти не намерены. В целом это объяснимо — остро проблема со школьниками, которые не говорят по-русски, стоит только на севере региона. Здесь число детей-мигрантов растет год от года. Приезжие давно облюбовали именно Обнинск и соседние с ним города — здесь и работу найти легко, и жилье снять можно без труда, и гражданство получить не проблема.

Так, может, в рамках одной школы создавать отдельные классы для мигрантов, которые не говорят по-русски? Кажется, прекрасный выход — никаких столкновений интересов, никаких жалоб от родителей, что из-за не понимающих русский язык школьников учеба их ребенка стопорится, или, наоборот, от приезжих мам, которым кажется, что к их детям учителя предъявляют завышенные претензии. Но специалисты иного мнения. Директора и учителя школ в один голос говорят, что это шаг в никуда. «Детям необходима социализация, — уверена руководитель управления образования Обнинска Татьяна Волнистова. — Только в коллективе можно приобщить их к нашей культуре общения, обучить ценностям, принятым в нашей стране».

Конечно, обучать всех вместе — дело не простое. А потому в обнинских школах, где концентрация детей-мигрантов высока, работает особая программа по адаптации с ярким названием «Мы разные, мы вместе». Она уже несколько лет действует в школах №1 и №5, к ней «подтягивается» 12-я школа.

«Считать, что можно эффективно учить одновременно носителей русского языка и детей, не владеющих им, — иллюзия, — говорит директор школы №1 Галина Полякова. — Разумной выглядит такая модель образования: дети-инофоны посещают вместе со всеми остальными занятия в школе по основному расписанию, а во второй половине дня мы организуем для них уроки русского языка в рамках внеурочной деятельности или дополнительного образования. Школа — зачастую единственный инструмент социализации таких ребят. Мы должны понимать, что их поток будет только расти. И другого выхода, как только направить этот потенциал в позитивное русло, нет. Иначе он может реализоваться в негативном ключе».

Проблема понятна. А что делать?

Впрочем, закрыть вопрос красивой и правильной во всех отношениях программой по адаптации вряд ли удастся. Число детей-инофонов растет в Обнинске буквально в геометрической прогрессии. Спрогнозировать, сколько иностранцев придет в школу в новом учебном году, невозможно. Со слов Татьяны Волнистовой, основной их поток приходится на июль-август. Тогда в управлении образования наступает, пожалуй, самая жаркая пора. Школы фактически укомплектованы, а вновь прибывших детей устроить обязаны — таков закон.

И, кстати, по документам у их родителей все в порядке. Так, на 15,5 тысяч обнинских школьников официально приходится всего немногим более 800 иностранцев. Остальные приезжие — уже граждане России. И они… не понимают русский. Возникает вопрос: как же они обязательный экзамен по языку сдали, ведь он необходим для получения гражданства? И по прописке тоже есть вопросы. Яркий пример: в одной из квартир ЖК «Московский квартал», не слишком большой по размеру, сразу 12 детей стали школьниками и пошли в учебные заведения города.

В редакцию обратились родители учеников и предложили свой выход: «Пусть правоохранительные органы проверят, как приезжими исполняется миграционное законодательство, — говорит мама одного из учеников. — Мы уверены, что большинство таких семей не проживает по месту регистрации. В принципе, мы ничего против мигрантов не имеем — люди ищут лучшей жизни, чем на своей родине. Но раз наши школы обязаны учить приезжих детей, то и мигранты-родители должны соблюдать российские законы».

Есть ли выход? Возможно, миграционным службам стоит усилить контроль, что называется, «на входе»? Пока же в Обнинске полицейские то и дело выявляют «резиновые» квартиры. Пока эти ворота, которые когда-то открыла известная правозащитница Татьяна Котляр, закрыть никак не могут.

Цитата

Владимир Путин:
«В некоторых европейских странах, да и в Штатах тоже, повторяю, когда уровень детей мигрантов в школе достигает определенного процента, местные жители своих детей из этих школ забирают. Сейчас не буду останавливаться на причинах, я думаю, что каждому взрослому человеку они понятны. И там образуются школы, которые чуть ли не на 100 процентов — не чуть ли, а фактически на 100 процентов — укомплектованы только детьми мигрантов, и это большая проблема. Нам нужно иметь в виду эту практику и ни в коем случае не допустить в России развития событий подобного рода. У меня сейчас нет готовых рецептов. Но совершенно очевидно, что количество детей мигрантов в наших школах должно быть таким, чтобы это позволяло их не формально, а фактически глубоко адаптировать к российской языковой и культурной среде».

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены