Врач

Автор: 02 марта 2023 1345
Врач

8 Марта Зарема Акки встретит за подготовкой диплома. Основная тема работы — идея «открытой реанимации»

На спор

Зарема Юсуповна — завотделением анестезиологии и реанимации КБ №8, мама троих детей, жена хирурга-онколога и студентка президентской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС). В магистратуру она поступила на спор со старшим сыном. «Пандемия, дистанционные уроки, вижу — учитель старается, что-то рассказывает, а сын играет в «Доту». Конечно, ругаюсь — выпускной класс. А он в ответ — мол, мама, ничего ты не понимаешь в современной учебе, в твое время все проще было, а сейчас попробуй, поступи. Так и поспорили. Итог спора: сын — студент второго курса Крымской медицинской академии. А я в апреле защищаю диплом», — рассказывает Зарема Акки.

Отделение реанимации — место, где все и всегда «в полной боевой готовности». Случайных людей среди врачей и медсестер здесь нет — либо уходят сразу, либо остаются на долгие годы. При этом обычный человек воспринимает отделение как нечто закрытое и пугающее своей неизвестностью. Пациенты зачастую лежат без сознания, в окружении следящей аппаратуры, ничего не видят и не слышат.

Войдите, открыто

«Врач, пациент и его родственники могут стать союзниками в борьбе с болезнью. Но людям надо дать возможность помогать. Конечно, это не значит, что родные смогут выбирать тактику лечения. Но вот участвовать в уходе и просто поддерживать наших пациентов они сумеют, и это действительно важно. А для пациентов возможность видеть близких — улучшение психоэмоционального комфорта, — говорит Зарема Юсуповна. — Это миф, что пациенты без сознания ничего не слышат, не видят и не помнят.

Есть свидетельства людей об опыте длительного пребывания в отделении реанимации. Мне запомнился рассказ пожилой женщины — она считает, что к жизни ее вернул медбрат, который разговаривал с ней, как с обычным человеком, несмотря на то, что она была полностью неподвижной, и, казалось бы, ни на что не реагировала. Говорил самые обыденные вещи — о своей жизни, о ссоре с девушкой, да просто сообщал, какое число и какая погода на улице. И страх и одиночество отступали, женщина начинала верить в выздоровление».

Ведомственные рекомендации в последние годы повернулись в сторону открытости. Вначале речь шла только о детях, которые лечатся от тяжелейших заболеваний и оказываются отрезанными от родителей. Теперь же этот принцип начинают распространять и на взрослых пациентов.

Кем быть

Зарема Акки вышла из отпуска по уходу за ребенком в прошлом году. «Муж считает, что декрет защитил меня от выгорания, — говорит она. — Действительно, я по-прежнему люблю свою работу. Второе высшее образование по специальности «организация здравоохранения» можно применить здесь же, в нашем отделении. Конечно, сочетать профессиональную деятельность, материнство и учебу сложно — я нужна детям, младшему сыну всего три года, он постоянно хочет быть рядом, как и дочка».

Зарема Акки — врач, при виде которого сразу становится легче. Умение понимать с полуслова, полувзгляда — неизменная и бесконечно удивительная способность реаниматологов. И при жесткой, тяжелой, ответственной работе — мягкая женственность, искренняя улыбка и ласковое обращение.

«Найти общий язык можно с каждым, если осознавать эмоциональное состояние пациента и показывать, что понимаешь и уважаешь его чувства, — говорит Зарема Юсуповна. — Люди помнят и ценят хорошее обращение — внимательных врачей и медсестер, у которых «легкая рука». И именно по этим впечатлениям составляют мнение о больнице. «Медицина — это любовь, иначе она ничего не стоит» (Поль де Крюи) — моя любимая цитата».

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены