Уроки кризисной экономики

Автор: 17 декабря 2015 786
Валентин Родионов (слева) и Валерий Шнейдерман на расширенном заседании профкома: люди поддержали новый график Валентин Родионов (слева) и Валерий Шнейдерман на расширенном заседании профкома: люди поддержали новый график

С начала будущего года «Сигнал» переходит на четырехдневную рабочую неделю, режим такой жесткой экономии продлится, как планируется, квартал. А если должники завода начнут расплачиваться за заказы интенсивней, то срок этот сократят.

Но все равно мера, что и говорить, неприятная. За два месяца до «часа Х» руководство предприятия собрало народ на заседание объединенного профкома — разъяснить ситуацию, выяснить мнение людей. Люди отнеслись с пониманием: на дворе кризис. Можно, конечно, пытаться его не замечать и жить по прежним правилам. Но надолго ли хватит запаса? Одним словом, за сокращенную рабочую неделю проголосовали единогласно.
Между тем, «Сигнал» в новейшие времена не раз оказывался в центре экономического шторма. Здесь накопили немалый опыт борьбы с кризисами. О нем и хотелось бы рассказать.

Чувствовать заранее
Если посмотреть на сегодняшние экономические показатели «Сигнала», то они выглядят не то что спокойно, а вполне себе оптимистично. За десять месяцев «подняли» прошлогодние объемы продукции. Резко возросла выработка на одного сотрудника — с 1,2 млн до 3,5 млн руб. Портфель заказов на будущий год практически сформирован, причем в большем объеме, чем сейчас. Среднемесячная зарплата дотянулась до уровня 32,5 тыс. руб. Чуть не вдвое — с 8 до 15 млн — поднялись расходы на социалку: тут и бесплатные обеды, и оплата путевок, и компенсация за наем жилья, и проценты по ипотеке. Более сотни миллионов вложили в развитие производства, переводя его на новый технологический уровень.
Но руководство предприятия оценивает цифры в комплексе. На складах скопились огромные запасы продукции — более чем на 200 млн. Заказчик — в основном это Минобороны — проавансировал работы, а с окончательной расплатой не торопится: ему самому не хватает средств, платежи откладываются. При том, что продукция «Сигнала» нужна и востребована.
Что делать в такой ситуации? Продолжать работать «на склад», взяв кредиты на пополнение оборотных средств? Такая политика, считают топ-менеджеры предприятия, оставила бы завод без резерва и стала бы для него убийственной: очень быстро он просто бы встал. «Самое страшное для любого производства — это его остановка, — уверен председатель Совета директоров «Сигнала» Валентин Родионов. — Постоянные расходы никуда не исчезают: надо отчислять налоги, отправлять коммунальные платежи, расплачиваться за кредиты, производить социальные выплаты, а доходов — ноль. Поэтому остановки «конвейера» надо избегать в любом случае».
Между тем очень часто крупные предприятия не могут затормозить у опасной черты, по инерции перешагивают ее и сваливаются в полный простой. Просчитать такой риск очень непросто. Тут надо уметь видеть массу факторов. «Во всей экономике страны сейчас чувствуется дефицит средств, — продолжает Родионов, — и на министерском уровне, и у крупных производств, и в малом бизнесе. И ожидать, что ситуация мгновенно переломится, было бы неправильно. На общекризисную ситуацию, связанную помимо прочего с антироссийскими санкциями и низкими ценами на нефть, накладывается и сезонный фактор». Начало года — традиционно трудный период для производственников. Длительные новогодние каникулы уменьшают выручку, налоговая и социальная нагрузка не снижается, а коммунальные платежи — те же расходы на тепло — растут. Вот почему именно на первый квартал, где сконцентрировался целый букет негативных факторов, «Сигнал» запланировал четырехдневку. Но оставил для себя возможность мгновенного возврата к обычному режиму, если ситуация улучшится. А, скорее всего, именно так и будет. К слову, завод уже работал на неполной неделе, причем куда большее время, такой антикризисный опыт у него есть.

Такие непохожие кризисы
Понятно, что «Сигнал» переживал кризисы вместе со всей страной. И учился на них, как и все мы. И когда обесценились деньги в 91-м, и когда страна распалась на республики, разделив семьи и разорвав экономические связи, и когда стали лопаться банки в 94-м, и когда правительство России объявило дефолт в 98-м, и когда забуксовала мировая экономика в 2008-м…
Не всегда такие экономические «прививки» были успешными. Помнится, когда страну в начале 90-х поразил дефицит, а экономика перешла на бартер, на заводе скопилось много дефицитных материалов — и все их распылили за копейки. Вокруг возникали фирмы и фирмочки, туда и уходило заводское добро. Но апогеем стал раздел, когда, как в русской сказке про вершки и корешки, «Сигналу» стали доставаться только расходы, а отпочковавшейся конторе — одни лишь доходы от выпуска продукции. Сколько все это стоило «Сигналу»? Решится ли кто-то подсчитать?
Впрочем, стоит ли вспоминать уже известные вещи? Сегодня интерес в другом. Как «Сигнал» преодолевает сложности сейчас, чему можно у него поучиться?
Наверное, на любом предприятии могут рассказать свою историю о том, как крупный заказчик развернулся в другую сторону и обнулил финансовые потоки. Есть такая и на «Сигнале». Когда Анатолий Сердюков возглавил Минобороны, ведомство резко убавило интерес к Обнинску. Слава Богу, те времена прошли, но память-то осталась. И руководство завода стало интенсивно искать новые платформы. На языке экономики это называется «не класть яйца в одну корзину». В разгар санкций, буквально в пик кризиса, завод открывает вторую площадку на Карповке. Решена большая задача — теперь можно разделить гражданскую и военную продукцию, диверсифицировать производство. И вот для нужд Минобороны делается, к примеру, перспективный бортовой измеритель мощности ионизирующих излучений, а для гражданского сектора идут опытно-конструкторские работы по высокоскоростным микроцентрифугам, которые нужны буквально везде — в медицине, криминалистике, биологии, а также силовым структурам. Площадки — разные, технологии — разные, заказчики — разные. Риски сведены к минимально возможным.

Главный капитал
Впрочем, можно ли считать определяющими исключительно производственные решения? На заводе все знают: здесь в главном фокусе внимания — люди. Да, есть предприятия, где зарплата выше. «Но где есть такой социальный пакет, как у нас? — спрашивает председатель профсоюзной организации Валерий Шнейдерман. И сам отвечает: — Наш коллективный договор по праву может считаться образцовым. Даже в это сложное кризисное время все социальные гарантии, все льготы, все выплаты сохраняются». А даже перечислить их непросто: и дополнительные отпуска, и оплата детсадов, и путевки, и бесплатная столовая на Карповской площадке, и медпункт, и огромная программа для молодежи — компенсация за поднаем жилья, размещение в служебных квартирах, погашение процентов по ипотеке, выплата накопительных платежей (а сумма немаленькая — по 150 тысяч набегает)…
К слову, и на 2016 год колдоговор изменится мало, несмотря на кризис. Разве что уберут оттуда строку по дополнительному отпуску тем, кто работает с компьютером: это осталось с тех еще времен, когда излучение мониторов вредило здоровью. И люди сравнивают: что лучше, ринуться в кризис на подработку куда-нибудь в торговлю — без оформления, без больничного, под диктат ИП, или все-таки ориентироваться на перспективу, на профессиональный рост, чувствуя внимание и защищенность? Как говорят на заводе, выбирают, как правило, второй вариант: текучки, которую фиксировали еще несколько лет назад, здесь нет.

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены