Рай в шалаше

Автор: 04 февраля 2014 544

Государство дает молодой семье 888 тысяч. И требует, чтобы было куплено жилье — в Обнинске норма не менее 44 кв.м на четверых. Люба Милкевич счастлива, что ее семья наконец-то приобрела собственное жилье. Правда, оно разваливается... В Обнинск Люба и Андрей Милкевич приехали в 2008 году. Она — учитель рисования, он — инженер. Вскоре родилась первая девочка. Жилье приходилось снимать, на что тратилась серьезная часть заработка молодой семьи.

Государство дает молодой семье 888 тысяч. И требует, чтобы было куплено жилье — в Обнинске норма не менее 44 кв.м на четверых.

Люба Милкевич счастлива, что ее семья наконец-то приобрела собственное жилье. Правда, оно разваливается...

В Обнинск Люба и Андрей Милкевич приехали в 2008 году. Она — учитель рисования, он — инженер. Вскоре родилась первая девочка. Жилье приходилось снимать, на что тратилась серьезная часть заработка молодой семьи. Но ребятам повезло, они попали в программу «Молодая семья». К моменту выдачи сертификата в семье родился еще и мальчик. Так что жилье должно было приобретаться на четверых человек. А, пока оно приобреталось, родилась еще одна малышка. В прошлом месяце семья переехала в Боровск. В свой дом.

«На самом деле дом не весь наш, — признается Люба, — у нас квартира в доме: комната и пристройка, всего 36 метров. Зато есть свет, газ, вода и канализация, да еще и участок в три сотки. И слава Богу, теперь не нужно платить за съемное жилье!»

Сейчас Люба заделывает щели в стенах и готовится к весеннему затоплению потолков: дому, где они поселились, больше ста лет. Честно сказать, Любино жилье — тяжелый случай. Выглядит оно страшновато: комната с низким неровным потолком, пол кое­-где проваливается. Пристройка обита серебристым утеплителем, иначе сквозь стену можно было бы видеть улицу. Штукатурка с деревянных стен сыплется. На входе — «архитектурный изыск»: бревно­-подпорка, которое придерживает крышу. Оно уже покрашено в веселый синенький цвет…

Почему же ребята приобрели именно это жилье?

«А выхода другого не было, — рассказывает Любовь Милкевич. — По правилам, чтобы получить сертификат, мы должны были приобрести жилье, исходя из положенного минимума. В Обнинске это 11 метров на человека. Поскольку нас в программу вошло 4 человека, в Обнинске мы должны были купить квартиру площадью не менее 44 м.кв. Причем сделать это было необходимо за девять месяцев. Тогда мы могли рассчитывать на 888 тыс. руб. государственных денег». В нашем городе, как известно, жилье запредельно дорогое. На такую квартиру нужно миллиона три, не меньше. А ехать куда-­нибудь вглубь области в поисках дешевого жилья не хотелось — где там работу найдешь? Рассчитывать на кредит семье, где к тому моменту было уже три ребенка и «декретная» мама на одного работающего папу, было сложновато. В конце концов, присмотрели помещение в Боровске — здесь минимальные нормы ниже, всего 9 кв.м на человека. По стоимости как раз вписывались, да и времени на выбор жилья и его покупку было не много: к оговоренному законодательством времени Милкевичи подошли «впритык» — срок действия сертификата заканчивался через две недели.

«Если бы нам позволялось купить жилье меньшего метража, мы бы купили в Обнинске очень приличную общагу, — говорит Люба, поднимая на руки младшую Машу, которая слезла на пол поиграть с котенком. — А потом уже дальше решали жилищный вопрос. Но слишком много условий не позволяют воспользоваться государственной помощью с максимальной пользой для семьи». Газовую плиту ребятам подарили. А вот душа и ванной в доме пока нет. «Я должна получить материнский капитал, — говорит Люба, — но его нельзя потратить на ремонт. Пришлось холодильник и стиральную машинку в кредит брать». И тут мужу перестали выплачивать стабильную зарплату…

Опять­-таки материнский капитал можно использовать для строительства дома. У Любы и Андрея три сотки земли. Может быть, чем латать старые дыры в стенах, заклеивая щели утеплителем, есть смысл построить новенький небольшой домик? «Если мы захотим что­-то построить, нам выдадут не всю сумму, а только половину — 200 тыс. — говорит Люба. — На них мы должны закупить материалы, предоставить все чеки, и еще через полгода нам дадут вторые 200 тыс. То есть даже фундамент сделать проблема — кто из строителей согласится ждать полгода, пока мы сможем оплатить им работу? Я узнавала про деревянные дома, но за 400 тыс. можно купить только щитовой дом, для нашей зимы не вариант».

Есть еще одна программа для таких семей: если в нее вой­ти, то Боровское лесничество выделит делянку в лесу. Предполагается, что лес участники программы сами спилят, сами вывезут, высушат, настрогают брус и построят себе дом. Продавать этот лес нельзя. Поменять на, допустим, пеноблоки тоже нельзя. А если ты не построишь из выделенного леса дом, то тебя оштрафуют…

… Что же у нас государство руку помощи молодым семьям так странно протягивает? Можно сказать, не руку, а только один пальчик. Получится схватиться — вытащит, а нет — выгребайте сами в реке жизни. И много есть случаев, когда люди задекларированной помощью воспользоваться не смогли: кто­-то по срокам не успел, кто­-то положенного метража не осилил, у кого-­то оказался лишний жилой метр, и пролетела семья мимо программы…

«Мы все равно рады, что получается вопрос с жильем решить, — сами мы на квартиру вряд ли бы смогли заработать, — говорит Люба. — Так что трудности у нас все-­таки временные. Мы их преодолеем». Если кто-­то из наших читателей готов помочь в преодолении, ребята будут страшно благодарны: им нужны стройматериалы для ремонта. Например, шифер, а то крышу весной унесет, ванна и душ — может быть, есть у кого­-то лишние. Шкаф для одежды, ковер, обувь для старшего ребенка. Только шкаф лучше с доставкой — а то стол Любе подарили, а вывезти из Обнинска в Боровск она не может — машины нет. И денег за доставку заплатить — тоже нет. А еще им нужны советы опытных строителей — потому что никакого своего опыта у них опять-­таки нет.

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены