Созидатель

Автор: 03 февраля 2014 495

С этого номера мы открываем цикл статей, посвященных 55­-летнему юбилею крупнейшего градообразующего предприятия Обнинска — стратегического партнера правительства страны. Речь идет об ОНПП «Технология», которое входит в состав холдинга «РТ-­Химкомпозит» госкорпорации «Ростехнологии». И начать хочется с рассказа о легендарном генеральном директоре, академике, докторе технических наук, профессоре, Почетном гражданине Обнинска Александре Гавриловиче Ромашине.

С этого номера мы открываем цикл статей, посвященных 55­-летнему юбилею крупнейшего градообразующего предприятия Обнинска — стратегического партнера правительства страны. Речь идет об ОНПП «Технология», которое входит в состав холдинга «РТ­Химкомпозит» госкорпорации «Ростехнологии». И начать хочется с рассказа о легендарном генеральном директоре, академике, докторе технических наук, профессоре, Почетном гражданине Обнинска Александре Гавриловиче Ромашине, который руководил «Технологией» почти тридцать лет. Именно благодаря его провидению, его точным решениям, всю глубину которых мы смогли оценить лишь десятилетия спустя, «Технология» стала сегодня тем орденом на флаге города, региона и страны, которым мы все по праву гордимся.

ВСЕГДА СМОТРЕЛ НА ЗВЕЗДЫ

Военное детство закалило Александра Ромашина. Он знал и голод, и обстрелы, и оккупацию. Но и когда фашистов изгнали, легко не было. Каждый день надо было нести в школу дрова, чтоб не окоченеть во время уроков. А дорога не ближняя — четыре километра в один конец. Многие не выдерживали: после того, как столько сил уходило на элементарную борьбу за выживание, уже не хотелось ставить себе больших целей в жизни. А Ромашин всегда смотрел на звезды, стремился ввысь. Хотя ему было тяжелее, чем другим: случайное ранение, полученное в детстве, могло выкинуть его из активной жизни, если б не феноменальное упорство. Не жалея себя, он разрабатывает увечную руку и в результате проходит через медкомиссию: теперь он студент МЭИ. После окончания института Ромашина направляют в лабораторию №36 ФЭИ, которая была вовлечена в проект создания керамического атомного реактора — КАР — для самолета. Очень заманчивая по тем временам идея захватила многих. Тему вел академик, глава Курчатовского института Анатолий Петрович Александров. Таким же проектом занимались и американцы. Ромашин проводил испытания керамических ТВЭЛов (тепловыделяющих элементов — трубок, начиненных ураном). Руководил работами Владимир Александрович Малых, равного которому в «чутье» на нужный состав ТВЭЛа не было. Буквально на керосиновой горелке «состряпал» для первой атомной станции ядерную начинку, над составом которой билась не одна лаборатория мира. Без высшего образования стал доктором наук. Время, проведенное рядом с таким самородком, для Ромашина стало бесценным. В 1966 году он приходит на стекольный завод старшим научным сотрудником — первый и единственный кандидат наук. Прошел все должности, не пропустив ни одной ступеньки, прежде чем стал директором.

ТРИ ПРОЗРЕНИЯ

Но «пройти от старта до финиша» — не гарантия поступательного движения самого предприятия. Тут нужно что-­то сверх стандартного, привычного, стабильного, консервативного состояния. И Ромашин это находит. Сегодня много говорят о технологических укладах в экономике. В самых развитых странах производственные объединения подбираются к шестому технологическому уровню. Россия с ее ориентацией на нефть и газ застряла на четвертом. А Ромашин вытянул свое предприятие на пятый. Как? За счет чего? Толчок к вертикальному взлету дала прозорливость гендиректора, которая сравнима с гениальностью. Он делает ставку на новые материалы — функциональную керамику, полимерные композиты и т.д. — неметаллические, легковесные. Для авиации, космоса, оборонки они дали в самом прямом смысле облегчение. А облегчение в весе для самолетов, вертолетов, ракет, да всех воздушных аппаратов — это колоссальный прирост возможностей, которые оставляют позади прежние темпы производства, его номенклатуру и объем. Но сама по себе идея, пусть и гениальная, останется мечтой, если она не станет жить. А вот здесь нужны были уже другие свойства характера гендиректора — не просто идеолога, но организатора, администратора, менеджера и ревизора. И они в Ромашине соединились в одном определенном направлении — в направлении стратегического развития предприятия. Второй гениальный ход — соединение науки и производства. Чем прежде было ОНПП? По постановлению правительства возле Обнинска должны были построить завод, который производил бы самолетное остекление. Секретный. С дальним прицелом. На военную технику.

Шла холодная война. Трумэн утвердил 20 городов СССР, по которым планировалось нанести удары ядерными ракетами. И осенью 1959 года за городом, не вторгаясь в лес, прямо на болоте, на большую глубину загонялись многочисленные сваи. Вскоре на этих сваях встанут корпуса будущего стекольного завода, в народе прозванного «стекляшкой». Официально — филиал научного института технического стекла. Но потребности отрасли он удовлетворить не мог. Однако на этой же площадке поселился другой филиал — Всесоюзного института авиационной промышленности. Вот бы объединить эти силы! Так решает Ромашин. И этого он добивается. Дошел до самого верхнего уровня, до ЦК, при поддержке первого секретаря ГК КПСС Новикова получил одобрение. Так на площадке «стекляшки» соединились наука и производство — в одно НПО «Технология». Об этом предприятии скоро заговорит весь мир — этот брэнд прочно свяжут с «Бураном», ИЛ­-86 и другими успехами советской технической мысли.

Третье прозрение — отказ от ельцинской приватизации, которую в народе образно и точно называли «прихватизацией». Сколько тогда по кускам растащили отлаженных производств — не счесть, сколько раздраконили по «дочкам» — не вспомнить, сколько имущества уплыло в неизвестном направлении — не оценить. Но мы все помним, как тонули один за другим в море банкротства гиганты советской экономики. Да что далеко за примерами ходить — мощнейшая обнинская стройка, ОУС, где трудился каждый третий работающий Обнинска, — где она? Где все ее богатства, в чьих руках, кому достались? И где ее слава? Ромашин отчетливо осознавал, какую ценность «Технология» представляет для частника, и очень хорошо понимал, что сливки снимут, а остальное разломают. Между прочим, на тот момент на предприятии у идеи приватизации было немало сторонников, и Ромашину пришлось выдержать колоссальный моральный прессинг. Он устоял. Сохранил «Технологию». Сегодня она — акционерное общество, но находится, как и прежде, в государственной собственности, в составе государственной корпорации.

ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ

В июне этого года Ромашину исполнится 80 лет. Почти десять лет назад он оставил пост гендиректора. Добровольно, когда предприятие устойчиво продолжало набирать высоту, когда на всех горизонтах барометр показывал «ясно», когда у самого Александра Гавриловича было предостаточно сил и идей, чтобы продвигаться вперед. Многие пугались — как же мы без вас? Уговаривали: останьтесь. Ромашин улыбался, но был непреклонен: надо дать дорогу молодым. Он всегда верен своему слову. Несуетливый, сдержанный, подчеркнуто внимательный к собеседнику. Не любит болтовни. Никакие регалии — ни научные звания, ни должности, ни награды — не убавили его природной скромности. Он — поистине государственный человек, который всегда, при любых обстоятельствах отстаивает интересы дела. Наверное, поэтому к его слову прислушиваются с особым уважением и сегодня, причем на самых разных уровнях. Потому что знают: попусту говорить не будет, а опыт этого человека поистине бесценен. А не так давно в Доме ученых, помнится, шло торжественное мероприятие. Приглашено было немало именитых гостей. Зал принимал всех очень тепло. Но когда прозвучала фамилия Ромашин, все встали — овации было невозможно остановить несколько минут. Ромашин улыбался, но — было видно — стеснялся. Как непохоже все это на сегодняшний стиль, принятый среди руководителей.

…Сегодня «Технология» формирует будущее для стратегических отраслей страны. «Все это было заложено первым генеральным директором — Александром Ромашиным, — уверен нынешний генеральный директор ОНПП «Технология» Олег Комиссар. — Он соединил науку и производство, добился, чтобы научные разработки не пылились в папках на полках, а доводились до конечного коммерчески выгодного продукта. А еще Александр Гаврилович смог точно угадать то, что будет востребовано миром десятилетиями позже — композиционные материалы, керамика и стекло. Александр Гаврилович гениально предвидел будущее. Но главное — ему верили люди. Его мнение было решающим во всех инстанциях. Он не может себе позволить оставить родное предприятие и по сей день — являясь членом ученого и научно­-технического советов предприятия, дает неоценимые консультации опытного руководителя и крупного ученого, вселяет уверенность в завтрашнем дне. Ромашин — человек государственного мышления. Он последовательно добивался своей цели, никогда не пасовал перед трудностями. Александр Гаврилович — гениальный управленец, хотя когда он был генеральным, мы и слова­то этого, по сути, не знали. Он видел будущее на много лет вперед. И мы сегодня безгранично благодарны ему».

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены