20 октября в ГДК — грандиозный концерт «Купавы» в честь 25-летия коллектива

Автор: 09 октября 2018 546
Торжество «Купавы» Торжество «Купавы»

Во время разговора с руководителем ансамбля народного танца «Купава» Аллой Чистяковой мы в чем-то не сошлись. Она говорила о том, что хореографов в Обнинске много, в одном только ГДК 9 человек, я же утверждал, что по пальцам одной руки можно посчитать. У нас просто критерии оказались разными. Потом мы все-таки поняли друг друга. Когда я спросил у Аллы Васильевны, перед кем из обнинских коллег она сняла бы шляпу, раздумье длилось долго. И правда, хореограф — это не только запись в трудовой книжке, а нечто большее.

Главное достижение

20 октября в ГДК — грандиозный концерт «Купавы» в честь 25-летия коллектива. Для любительского танцевального ансамбля — серьезный срок. Есть, чем хвастаться? Да, конечно — 15 человек связали свою жизнь с танцем, стали профессионалами, в том числе — дочь Валерия. Еще любой самодеятельный коллектив гордится своими дипломами. Репетиционная база «Купавы» — в филиале ГДК на 51-м, в «Алых парусах». Стены увешаны афишами и грамотами. И какая же из них для Чистяковой самая ценная?

«В 2017-м в Калязине проводился конкурс Центрального федерального округа (18 областей) среди старших групп ансамблей народного танца, — рассказывает Алла Васильевна. — Мы хорошо подготовились и наши номера произвели фурор, нас очень тепло приняли. Потом — вечер подведения итогов. Я стою в кулисах. Жюри объявляет: «Дипломом 3-й степени награждается…» Нет, не мы. Я быстренько молюсь: «Господи, хоть бы 2-е место дали, пожалуйста!»… Нет, награждают не нас.  И диплом 1-й степени не нам. Я уже ничего не вижу, не слышу: неужели мы так не понравились?  Вдруг чувствую, в спину меня толкают — иди на сцену! А вокруг меня мои танцоры кричат от радости, прыгают. Что такое? У нас наивысшая награда — Гран-при! Я вышла на сцену и не смогла сдержать слез, вот правда».

— Это был ваш триумф?

— Да. Никогда я не переживала такого счастья, как тогда.

— Но ваш ансамбль — лауреат заграничных международных фестивалей, это же круче.

— Вовсе не круче. Выиграть областной или окружной конкурс художественной самодеятельности намного сложнее, чем международный фестиваль. На конкурсах очень строгое судейство, к ним готовятся ответственно и там «битва». А международные хореографические фестивали — это коммерческие мероприятия, там все победители, без проигравших.

Победа на конкурсе ЦФО открыла «Купаве» двери на фестиваль во Владимире «Вся Россия водит хороводы», очень престижное мероприятие всероссийского уровня.  Обнинские танцоры оказались лучше всех — коллективу дали диплом I степени. Поэтому у Чистяковой есть все основания говорить: «Мой ансамбль не последний в городе, области и стране».

Без ревности

— Вам коллеги-хореографы завидуют?

— Это вы у них спросите, — смеется в ответ Чистякова. —  Я никаких отрицательных эмоций с их стороны не чувствую. Мы же одно дело делаем: работаем с детьми, прививаем им чувство прекрасного, отвлекаем от улицы. Мало того, мы всегда помогаем друг другу. Например, если Ираида Рачковская просит у меня для своего номера народные туфли — всегда дам. Она же мне никогда не отказывает в костюмах. Взаимовыручка в профессиональной среде — это нормально.

— Вы согласны с тем, что Алла Чистякова — лучший хореограф города?

— А кто так считает?

— Я, например.

— Спасибо, но я о себе так сказать не могу.

— А о ком можете?

— У меня никогда не было ни кумиров, ни идолов. Но есть произведения, которые нравятся: отдельные спектакли, танцы, песни. Я в восторге от раннего творчества Ираиды Рачковской.  Я, когда училась в институте, специально сдавала кровь, как донор, чтобы получить освобождение на три дня и съездить в Обнинск — посмотреть ее отчетный концерт. А что сейчас? Есть отличные номера у Елены Поляковой, Татьяны Киселевой, Елены Дерябиной, да и у других тоже. Стараются все.

С детства

Алла Чистякова впервые проявила себя как хореограф еще в 4 классе. Школа № 10 в те годы бурлила: то театральный конкурс, то танцевальный, каждый класс — хор. Сначала она поставила один танец, потом другой — и пошло-поехало. «У нас вожатые были хорошие, — вспоминает она. — «Заводили» нас на всякие интересные дела. Я не только танцы ставила, но и драматические спектакли, режиссером была». 

Стены школы со временем стали тесны — Алла отправилась в ГДК, талантливую девочку приняли в известный в те годы ансамбль народного и эстрадного танца, сокращенно «Аниэт».  Потом попробовала заниматься классическим балетом, но оказалось — не ее, нет в классике такого огня и задора, как в народном танце, балет ей показался скучным.  Выбор дальнейшего жизненного пути был предопределен: она поступила в Орловский институт культуры. Там очень сильное народное отделение.

Правила воспитания      

У Аллы Чистяковой — железный характер. Когда начала работать в ДК «Строитель», была кормящей матерью, дочке исполнился год. Брала ее с собой на репетиции, и пока ставила танцы, вахтерши и костюмерши нянчились с ребенком. А потом кто-нибудь звал из-за кулис: «Алла, кормить пора!»  Долго так продолжаться не могло — и годовалую Леру на три дня отдали бабушке, чтобы перевести на искусственное вскармливание.

— Дети доставили хлопот в переходном возрасте?

— А у них его не было. Некогда им было переходить. У сына — пять тренировок в неделю, у дочери — два танцевальных коллектива и английский язык. Пахали с утра до ночи. И уроки я проверяла каждый день. Не все, а выборочно и бессистемно. Например, вчера — русский и химию. Сегодня — математику и историю. Завтра — географию и опять историю. А почему историю два раза подряд? А потому что я так хочу! Поэтому домашние задания выполнялись всегда и в полном объеме.  Я мамка строгая. Зато в вузы оба поступили без проблем. Дочь живет в Петербурге, солистка RDCballet, фотомодель. Сын — инженер на «Металлисте», продвигает в городе американский футбол. Все хорошо.

— Вы кричите на детей?

— А зачем? Бывает, на занятиях повышаю голос. Но чтобы унизить человека — никогда. Меня дети боятся больше, когда я затихаю. Что в ансамбле, что дома. Когда я начинаю говорить тихо, они понимают, что дошли до крайней черты.  Это всегда действует безотказно.

***

«Я, когда включаю музыку, обычно сразу же «вижу» номер, все комбинации. А самый кошмарный сон — я не могу больше ставить танцы. Звучит музыка, а я ничего не вижу, белый лист. Я тогда в ужасе просыпаюсь, и благодарю Бога, что это всего лишь сон. Мы еще повоюем».

 

 

 

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены