Молодых ученых ВНИИРАЭ наградили золотыми медалями Российской академии наук

Автор: 21 февраля 2018 960
Золотые медалисты Академии (слева направо) — Елизавета Казакова, Роман Чурюкин, Полина Волкова Золотые медалисты Академии (слева направо) — Елизавета Казакова, Роман Чурюкин, Полина Волкова

В их работе заинтересовано мировое научное сообщество

 

Золотыми медалями РАН для молодых ученых отмечены сотрудники ВНИИРАЭ Полина Волкова, Елизавета Казакова и Роман Чурюкин. «Признание научного сообщества очень важно, — говорит кандидат биологических наук Роман Чурюкин. — Награда Академии может здорово помочь нам всем в дальнейшей научной карьере». «Наши статьи опубликованы в ведущих мировых журналах, — продолжает его коллега, кандидат биологических наук Полина Волкова, — мы исследуем то, чем еще никто не занимался, это пионерские работы». Молодые ученые не только активно публикуются, но и выступают на международных симпозиумах и семинарах, где их доклады получают высокую оценку коллег.

Что происходит с семенами

В течение четырех лет Роман Чурюкин изучает в лабораторных и полевых условиях воздействие стимулирующих доз гамма-излучения на семена ячменя. Растения, выросшие из облученных семян, часто характеризуются лучшей урожайностью. Роман с коллегами исследуют целый комплекс биологических показателей: от отдельных генов до целого растения.

Опыты с радиационным воздействием на семена проводятся в мире не одно десятилетие. Но до массового применения облученного посевного материала в сельском хозяйстве дело так и не дошло. Разве что, со слов молодых ученых, в Германии перед посевом облучают семена низкоэнергетическими электронами — для обеззараживания, но никак не с целью повышения урожайности.

Казалось бы, парадокс — эффект повышения урожайности при низкой дозе гамма-облучения в лабораторных условиях получен давно, но на полях не получается достигнуть желаемого результата. Почему? Оказывается, многое зависит от погоды. И неблагоприятные для растений условия могут значительно снизить эффект.

Поэтому во ВНИИРАЭ решили разобраться, какие генетические процессы происходят в семенах при облучении. «Мы ищем гены, которые связаны с возникновением стимулирующего эффекта при облучении, — поясняет Роман Чурюкин. — В перспективе, через несколько лет полученные знания сможем использовать в генной инженерии».

— Она же запрещена в России, — удивляюсь.

— Для массового выращивания, да, запрещена, — поясняет Полина Волкова. — Но не в научных целях. Мы уверены в том, что этот «средневековый» запрет временный. Академия наук лоббирует его отмену. Мы выясняем, какие гены отвечают за рост урожайности, — для нас эта информация бесценна, учитывая то, что мы работаем с российскими сортами.

Сосны как индикатор

Цикл работ, за которые молодые ученые ВНИИРАЭ получили золотые медали Академии наук, называется «Анализ механизмов формирования стрессовых реакций растений при действии ионизирующего облучения в малых дозах». Облучение для семян — стресс, эти опыты ставятся в лабораториях. А есть «опыты» вовсе не лабораторные, когда из-за радиационных катастроф подверглись облучению большие территории, в том числе и в 1986 году в Чернобыле. Что там происходит с растениями? На этот вопрос ищут ответ обнинские специалисты.

«Сосна — радиочувствительное дерево, — поясняет аспирант ВНИИРАЭ Елизавета Казакова. — Внешне с соснами ничего не происходит. Но когда мы исследуем молекулярный уровень, то видим повышенное количество мутаций генов, изменяется генетическая структура популяций сосны. В Брянской области — не сильно, а в 30-километровой зоне Чернобыля мы наблюдаем ярко выраженный эффект. Это говорит о том, что, вероятно, спустя несколько поколений популяции сосны на загрязненных территориях как-то изменятся. А как — сейчас предсказать невозможно». Этой теме посвящена кандидатская диссертация Елизаветы Казаковой, которую ей скоро предстоит защищать.

Каков смысл этих исследований? «Допустимые дозы облучения для человека известны давно, — говорит Полина Волкова. — Воздействие радиации на людей изучено намного лучше, чем эффекты, возникающие при облучении природных экосистем. О том, что происходит с природой после радиационных аварий, известно мало. Никто не знает наверняка, какая доза является безопасной для экосистем. А чтобы это определить, нужна информация, которую мы получаем в наших исследованиях. От этого зависит ответ на вопрос, нужно ли рекультивировать пораженные территории или при полученных дозовых нагрузках они выживут сами. Мировое научное сообщество нуждается в этих исследованиях. Мы активно сотрудничаем с научными институтами Франции и Бельгии, и наши зарубежные коллеги заинтересованы в тех работах, которые мы ведем во ВНИИРАЭ».

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены