А тишина мнимая…

Автор: 23 июня 2015 907
А тишина мнимая…

ФЭИ предъявил научному сообществу новую национальную библиотеку ядерных данных

Каждая из ядерно­развитых стран создает национальные или региональные банки ядерных данных — в науке им название константы. Доктора физико­математических наук, профессора, советника генерального директора Физико­энергетического института Анатолия Владимировича Игнатюка институт  представил к участию в престижном городском конкурсе «Человек года» за создание такого банка. Название ему — Национальная российская библиотека нейтронных данных  БРОНД­3.1. Звучит сложно. Тем более сложно представить масштаб работы. Рассказывать о ней без погружения в таинственный мир физики просто нереально. Получится объемный  научный трактат.  Достаточно сказать, что эта новая версия библиотеки получила высокую международную оценку экспертов. И еще можно добавить, что эти данные лежат в основе  физических концепций ядерных технологий различного назначения.  И точность информации впрямую влияет на их экономическую эффективность. Затраты на ядерные данные составляют доли процента от стоимости технологий, а допусти в них даже самую мельчайшую погрешность, то наложение одной ошибочки на другую, как говорил на заре атомной энергетики первый директор ФЭИ Дмитрий Иванович Блохинцев, получится сплошная ошибка. И что тогда? Прощай, достоверность прогнозов  по ядерной безопасности и экологической приемлемости создаваемых объектов.

Анатолий Владимирович постоянно подчеркивает, что отечественный банк ядерно­физических констант — это коллективный труд физиков­экспериментаторов и теоретиков.  Он и сам начинал работать, как экспериментатор. И эта работа ему нравилась. Хотя судьба повернулась по­другому, о чем он, правда, не жалеет. А вот на его юбилее из уст одного ученого прозвучали все­таки слова, что в лице Игнатюка потеряли талантливого экспериментатора. Но, как говорится, нет худа без добра. Сегодня он увлечен работой, которой хватит на многие годы. Впрочем, Анатолий Владимирович вообще случайно стал физиком. Жил в Киеве. После окончания школы встал вопрос — куда идти учиться дальше. Думал в Политехнический, потому что с детства увлекался радиоделом. А в двух шагах от дома — Киевский государственный университет имени Тараса Шевченко. По этому принципу он и выбрал университет. И уже когда стал работать, оценил свой выбор. Не только он, многие корифеи считают, что физика — фундамент развития всего на свете.

В Обнинске, куда его направили, первым делом посчитал нужным представиться научному руководителю института. Пришел. В приемной — был 1963­й год — не протолкнуться. Александр Ильич Лейпунский вышел из своего кабинета, оглядел присутствующих и сказал: « У кого разговор на пять минут, приму, а если больше — приходите в другой раз». «А мне как быть?» — спросил новый сотрудник.  Лейпунский направил  его к Олегу Дмитриевичу Казачковскому. Они встретились. Поговорили. И Игнатюк был направлен дальше, в отдел Юрия Яковлевича Стависского.

Словом, началась жизнь в Обнинске, а работа в ФЭИ. Анатолий Владимирович практически прошел все должности. Старший лаборант, исполняющий обязанности младшего научного сотрудника, младший научный сотрудник, инженер, старший научный сотрудник, ведущий научный сотрудник, начальник научного отдела, главный научный сотрудник, советник генерального директора по теоретической ядерной физике. В 1969 году защитил кандидатскую диссертацию, в 1978 — докторскую.

БРОНД­3.1 — труд фундаментальный. Он нужен всем  лабораториям, связанным с ядерно­физическими процессами. Таково мнение специалистов. БРОНД­3.1 ставит ФЭИ в ряд научных центров, которые обогащают физику широким спектром познания самых мельчайших частиц, управляющих микромиром. Так что тишина, которую иногда приписывают институту, — мнимая. Там идет нескончаемый поиск, и нередко его результаты становятся уникальными и бесценными.

Нонна ЧЕРНЫХ

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены