Андрей Говердовский: «Как нас назовут, неважно. Важны совместные проекты»

Автор: 23 июля 2015 1116
Андрей Говердовский: «Как нас назовут, неважно. Важны совместные проекты»

Говердовский. Каким я вижу Обнинск? Я хочу, чтобы город вырос, чтобы здесь было тысяч триста населения, чтобы здесь появились новые производства, новая наука, новые университеты. Главное, я хочу, чтобы людям тут было комфортно. А для этого город должен развиваться более-менее равномерно. Чтобы не было далеко ушедших вперед лидеров и плетущихся в хвосте аутсайдеров. Предприятия города должны идти вперед вместе и ровно, подтягивая друг друга, чтобы не создавались социальные пропасти.

Вот у нас в ФЭИ средняя зарплата вдвое выше средней по городу. И наша задача — сделать не так, чтоб разрыв увеличился пятикратно, а чтоб общегородская планка дотянулась до институтской. Какое-то время назад считалось, что не должно быть богатых — это глобальная ошибка. В городе не должно быть бедных. А для этого надо объединяться.

Корр. Как можно объединить, простите за сравнение, коня и трепетную лань?

Говердовский. Приведу один, но очень яркий пример. Сегодня в стране нужно проводить несколько тысяч операций по брахиотерапии, когда радиационный источник вводится непосредственно внутрь пораженного раком участка органа. Для этого используются маленькие иголочки, начиненные радиоактивным препаратом. До сих пор они производились только за рубежом, так как весьма сложны технологически. И если их закупать за границей, то только для одной операции потребуется около полумиллиона рублей — это вдвое больше денег, чем предоставляется по выделяемым государством квотам. Получается, что система квот не работает, и операции с западными препаратами недоступны для человека.

Но сегодня уже можно говорить, что эта неразрешимая проблема уходит в прошлое. У нас в ФЭИ создан участок производства, где мы делаем такую же линейку по активности, как американцы или немцы, — тут 100%-ное импортозамещение. И совместно с МРНЦ в августе мы выходим на этап клинических испытаний, чтобы потом получить разрешение на массовое использование технологии. Себестоимость составляет половину разрешенной на сегодня квоты — около 120 тысяч. Вчетверо дешевле импортных аналогов!

Решается громадная социальная задача, мы можем закрыть потребности всей страны. Технология отработана. Это некий порог — дальше широчайшие перспективы, совместный успех. Без МРНЦ мы бы этого не смогли, потому что клиника — за ними. Проект этот долгосрочный — если мы запустим его на полную мощность, он принесет несколько дополнительных миллиардов в год. И эти миллиарды пойдут в город!

Кстати, нашим проектом уже заинтересовались за рубежом. Если сюда поедут еще и пациенты с Запада, это не только дополнительные деньги. Подтянется инфраструктура — гостиницы, кафе, места отдыха…

Корр. Пример действительно очень впечатляющий. И масштабный. Но много ли таких?

Говердовский. На самом деле у того же ФЭИ очень много деловых контактов и связей внутри города. Не только с МРНЦ, но и с ИАТЭ, НИФХИ, мы работаем также с малым бизнесом. Заключили внутри города контрактов на несколько сот миллионов…

Корр. На несколько сот миллионов?!

Говердовский. Чему вы удивляетесь? В Обнинске сосредоточено очень много самых разных компетенций. Есть институты практически по всем направлениям. Есть прекрасные производственные площадки — например, завод «Сигнал». Есть вуз. Есть мобильные команды специалистов в малом бизнесе. Зачем мы отдаем контракты в другие города? Может, было бы правильнее, чтобы все деньги, попавшие внутрь Обнинска, здесь и работали?

ФЭИ, кстати, во многом сам похож на город — так сложилось изначально. У нас есть своя энергетика, свой транспорт, свое обслуживание. И я все больше склоняюсь к тому, чтобы отдать это. Например, пересесть на городские сети. Мы избавимся от непрофильных задач, а городской поставщик получит деньги. Передадим на аутсорсинг транспортный цех, торговлю и питание, уборку территории. Каждый будет зарабатывать…

Беда в том, что многие крупные предприятия города настроены на одного заказчика, на один источник — будь то министерство, госкорпорация или что-то иное. Научным центрам, масштабному производству очень сложно развернуться к рынку. У многих отсутствует профессиональный маркетинг, и это наша ахиллесова пята, наша общая беда.

Корр. Как с ней справиться?

Говердовский. Нам нужно общее понимание, куда мы все движемся. И тут, я считаю, просто необходимо повышать роль Совета директоров, обсуждая не преходящие проблемы, а глобальные. Надо объединяться в долговременных проектах. И такие проекты в городе есть. Не стоит рассчитывать, что кто-то готов поступиться собственными интересами, но найти общие вполне по силам.

Корр. А кто сможет стать тут мотором — наука или производство? Иными словами, Обнинск должен оставаться наукоградом или ставить какие-то иные цели?

Говердовский. Не надо придумывать дилемм — будет Обнинск наукоградом или производственной площадкой. Сегодня наука без производства мертва, и тому есть множество примеров. И есть множество обратных примеров, когда производство, особенно в условиях кризиса, может погибнуть без инновационной разработки. А вот симбиоз высокотехнологичного производства, хорошей науки, инженерии, да еще подпитанный грамотными кадрами, которые нужно готовить на месте, поскольку мобильной рабочей силы у нас в стране нет, — вот что дает отличный результат. Диверсификация научного бизнеса — вот что нам нужно сегодня.

Вот ФЭИ — всегда занимался быстрыми реакторами, и об этом известно всем. А сейчас развивает и неядерные направления, и неэнергетические, тем более, что у сотрудников уже накопилось довольно много опыта. Занимаемся окружающей средой, медициной. Работаем с нефтяниками. Очень дорогие и серьезные работы — освоение Арктики. Мы не растеряли компетенций в области космической ядерной энергетики, и эти наработки пригодятся на Крайнем Севере: там тоже должна работать энергоустановка, которую не надо обслуживать.

К счастью, ФЭИ сегодня не моноинститут. У нас большое количество направлений, на этом мы и растем. Причем в два раза быстрее, чем Китай, — на 20% в год по объему производства, а в последний год — и того больше, на 30%. Бюджет ФЭИ сегодня за 6 млрд руб.

Если же вернуться к городу, то каждый должен заниматься своим делом. У нас есть ученые — значит, должна развиваться наука. Есть конструкторы — должны быть кластеры по конструкторским услугам. Есть инженеры — должно развиваться инженерное искусство. У нас огромный технологический потенциал, а технологии сегодня решают все. Какие-то пропорции устанавливать — столько-то науки, столько производства, — бессмысленно. Рынок сам решит, кого надо больше — ученых или инженеров. А уж как нас назовут — наукоградом, центром высоких технологий, как-то по-другому — неважно. Единственное, против чего я выступаю, — чтобы в таком комфортном городе, как Обнинск, разместить массовое производство вроде сталелитейного завода или конвейера по сборке автомобилей.

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены