В год 75-летия Победы Физико-энергетический институт им. Лейпунского готовит переиздание Книги памяти

Автор: 07 мая 2020 429
В год 75-летия Победы Физико-энергетический институт им. Лейпунского готовит переиздание Книги памяти

Ранее ФЭИ уже выпустил очерки и воспоминания о ветеранах, которые в суровые годы войны сделали невозможное, чтобы подарить нам спокойную жизнь, а затем связали свою судьбу с институтом. Эти воспоминания полвека назад публиковались в обнинской прессе, и в 2015 году сотрудники института собрали их в один сборник. Но с того времени удалось найти новые факты, собрать новый уникальный материал – он сейчас в работе.

Мы же предлагаем вам воспоминания подполковника Леонида Комова – человека совершенно героического. После выхода в отставку он много лет работал начальником военно-учетного стола ФЭИ. В войну он бил врага в Калужской области – у Зайцевой горы, где сегодня зажгли Вечный огонь. Воевал под Сталинградом. Освобождал Севастополь… 9 мая 1945 года встретил в Праге.

 

Громила врага батарея «Катюш»

Я мечтал летать, стать летчиком-истребителем.

С отличием окончил аэроклуб и был направлен в Качинскую Краснознаменную военно-авиационную школу имени Мясникова. Но долго летать не пришлось. Родина приказала осваивать новое грозное оружие — реактивное. И в 1942 году после окончания минометного училища я стал офицером гвардейских минометных частей.

Получили мы матчасть — установки М-30 («андрюши») — и сразу в бой. Первое боевое крещение — под городом Погорелово-Городище1, а затем на реке Вазузе под городом Зубцовым на Калининском фронте. И всюду, где мы появлялись, поднимался боевой дух, радость у солдат. По нашим залпам начинались артподготовки.

Помню такой эпизод. Командир полка, которому была придана наша батарея, приказал мне поддержать огнем наступление его одного батальона. Под покровом ночи на руках поднесли на 800 метров к переднему краю 8 установок. И через три часа дали залп по скоплению пехоты и танков противника. Эффект поразительный — все живое было уничтожено и сожжено. Да и этому удивляться не приходилось, — каждый снаряд весил 96 кг, а на каждой установке (раме) было по 4 снаряда.

В дальнейшем — бои под Зайцевой горой, в Ульяновском районе Калужской области, бои за город Сталинград.

Наша 4-я тяжело-минометная бригада «курсировала» по всем направлениям Сталинграда. Нас ловили «мессеры», «юнкерсы». Но бесполезно. Мы продолжали уничтожать фашистов там, где они нас не ждали.

Мной был получен приказ выехать на огневые позиции под село Александровку (ставка Паулюса). Южнее этого села фашисты скапливались для контратаки (это было числа 20-25 декабря 1942 г.). Когда танки и бронетранспортеры противника начали атаку, батарея открыла огонь. В кромешный ад попали фашисты. После двух залпов на поле боя бушевало пламя, горели, как спички, бронетранспортеры и танки.

В июле 1943 года я получил новую матчасть — установки М-13 («катюши»). С ними участвовал в боях под г. Никополь. Там пришлось уничтожать танки противника прямой наводкой. Это было применено впервые под с. Большая Белозерка.

Оборудовав огневые позиции в 1,5 км от противника, мы заняли оборону. 19 апреля 1944 года командир 4-го механизированного Сталинградского корпуса генерал-лейтенант Танасчишин2 и начальник штаба генерал-майор Жданов3 поставили передо мной задачу: не пропустить противника в направлении Малой Белозерки, где проходила узкоколейная железнодорожная ветка.

В ночь на 19 апреля танки, бронетранспортеры противника с включенными фарами пошли в атаку. Нашей пехоте пришлось бы туго, она бы не выдержала такого мощного натиска. Мгновенно полувыкатив установки, я приказал двум расчетам дать залп прямой наводкой. Два танка и четыре бронетранспортера были сожжены.

После этого приказываю дать залп еще двум установкам. Противник стал отходить. Нам удалось уничтожить еще три бронетранспортера и один танк. Наша пехота восстановила положение.

С этого времени мы стали давать не только залпы, но и вели огонь одиночными минами — по 2–4 штуки.

При освобождении Севастополя моя батарея занимала огневую позицию под высотой 126,6 — это между Сахарной Головкой (высота) в направлении Сапун-горы при входе в Инкерманскую долину. Мы вели огонь по дотам и другим укрепленным пунктам. 8 мая, во время штурма Сапун-горы, фашисты под прикрытием лошадей с подожженными факелами в хвостах попытались сбить наши атакующие роты с Сапун-горы. Находясь на НП, я получил приказ командира полка уничтожить противника. По заранее пристреленному ориентиру дали два залпа. От фашистов осталось только одно название.

В этом бою я получил второе пулевое ранение — в ногу. Была повреждена и одна моя «катюша». На поле боя никто не остался, лечились на ходу.
После взятия Севастополя мы начали преследовать противника до мыса Херсонеса.

12 мая к 11 часам дня полностью уничтожили засевшую на мысе группировку противника. Здесь мы уже учились стрелять и по кораблям, и по баржам врага, удиравшим в Румынию. И надо сказать, что снаряды нашей батареи хорошо ложились на палубы и отправляли их на дно морское. Но в этом бою была серьезно повреждена еще одна «катюша», пять человек расчета получили ранения.

Когда мы проезжали через Турецкий вал, пробиваясь в полном смысле слова через колонны военнопленных, нас остановил Климент Ефремович Ворошилов. Он поблагодарил за хорошую работу, пожал руки солдатам, пожелал новых успехов в борьбе с врагом. Мы покинули Крым.

Украина, Польша, Германия… 25 июля 1944 года западнее г. Бэлз в направлении Сандомира мою батарею остановила большая группа бронетранспортеров и танков противника, выходивших из окружения из-под Бродов. Бой был неравный. Мы заняли круговую оборону и прямой наводкой из-за разрушенных зданий отбивались от фашистов. Все кругом горело — полыхала пшеница, бронетранспортеры, танки, машины. Фашистов поддерживали около полусотни различных самолетов.

Немало солдат батареи погибло здесь. Только к концу дня, когда подошли наши главные части — танки и САУ4, — мы покинули поле боя.

Через месяц я получил пополнение и еще совершенно новую матчасть — установки М-8 (тоже «катюши»). Это более грозное для пехоты и бронетранспортеров оружие. На одной установке было 64 снаряда, а в батарее — 4 установки. В течение двух минут 256 снарядов накрывали площадь в несколько гектаров. Мне пришлось с успехом использовать их с 18 по 23 августа 1944 года в 15 км от Сандомира на реке Висле, когда противник попытался сбросить нас с плацдарма. В день мы давали до 20 залпов. Враг не прошел, мы отстояли плацдарм и начали с него успешное наступление и освобождение народов Европы.

С батареей и дивизионом прошел я большой путь. Громили фашистов на Одере, в Бреслау, Дрездене, Берлине и закончили поход в ночь на 9 мая на улицах Праги.
Хотя немного грустновато бывало, когда видел, как пролетают над тобой самолеты. Но, с другой стороны, горд за то оружие, которое доверили мне Родина, народ, наша партия в период Великой Отечественной войны. Мы с успехом его применяли против врага человечества — фашизма.

Леонид КОМОВ
Опубликовано: газета «Вперед», 1969, №123

1 Ныне — село Погорелое Городище Зубцовского района Тверской области.
2Танасчишин Трофим Иванович (18(31).01.1903–31.03.1944) — генерал-лейтенант танковых войск (1943).
3Жданов Владимир Иванович (16(29).04.1902–19.10.1964) — генерал-лейтенант танковых войск (1944), Герой Советского Союза (1944), Народный герой Югославии (1944).
4 САУ — самоходная артиллерийская установка.

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены