Энергетический дуэт

Автор: 04 февраля 2021 380
Дмитрий Клинов: «Надеюсь, что в ближайшие годы мы сделаем то, что еще никто не делал» Дмитрий Клинов: «Надеюсь, что в ближайшие годы мы сделаем то, что еще никто не делал»

Обнинский Физико-энергетический институт и димитровградский НИИ атомных реакторов решают общую задачу – создание Международного центра исследований на базе строящегося Многоцелевого быстрого исследовательского реактора (МБИР)

 

В Димитровграде (Ульяновская область) идет строительство нового уникального исследовательского реактора. Его здание находится сейчас на отметке 13,6 м, на треть оно готово, одновременно ведется монтаж реакторного оборудования. Реактор начнет работать в 2028 году. Он послужит не только российским ученым, но и их коллегам из других стран — будет создан Международный центр исследований. Без кооперации российских атомных НИИ такой Центр «не поднять». В чем ее смысл, рассказывает в своем интервью первый заместитель генерального директора ФЭИ по науке Дмитрий Клинов.

Корр. В чем суть союза ФЭИ и НИИАР в создании Международного центра исследований?

Клинов. Главная составляющая часть Центра — новый исследовательский реактор. Он строится не в интересах какого-либо отдельного института. Он нужен всей атомной отрасли, и даже больше — стране. НИИАР в решении этой задачи — заказчик, строительство ведется на его площадке. ФЭИ — научный руководитель. И по большому счету наш институт отвечает за два вопроса: за современный уровень технических решений проекта и за научное обоснование безопасности эксплуатации реактора. Союз ФЭИ и НИИАР в этой ситуации очень ценен. Перед нами — общая задача, общая заинтересованность. Добавлю, что в кооперацию входят еще два института — НИКИЭТ, как главный конструктор реакторной установки, и ГСПИ, как генеральный проектировщик.

Корр. Чем вы намерены привлечь иностранных коллег для работы в Международном центре исследований?

Клинов. Для начала скажу о том, что сейчас в мире действует всего один исследовательский реактор на быстрых нейтронах БОР-60 в Димитровграде. Срок его эксплуатации заканчивается. Поэтому идея строительства нового исследовательского реактора возникла не вчера — он должен прийти на смену БОР-60. У реактора МБИР уникальные физические характеристики, высокая плотность нейтронного потока. Это откроет новые возможности для изучения свойств материалов, поведения теплоносителя, разработок новых видов ядерного топлива. У реактора МБИР уникальное конструктивное решение — он оснащен несколькими петлями. Объясню: представьте себе кастрюлю, в которую сбоку входит труба, а через крышку выходит. И в этой трубе-петле вы можете создавать условия, отличные от условий в самой кастрюле. Например, повысить температуру, изменить скорость и тип теплоносителя. В принципе, это реактор в реакторе. И это дает возможность одновременно проводить несколько исследований, несколько экспериментов, не мешая друг другу. Сейчас таких условий, реализованных в быстрых реакторах, в мире нигде нет..
Кроме того, рядом с реактором МБИР, буквально в двухстах метрах, строится радиохимический комплекс. Для многих задач, в том числе для утилизации радиоактивных отходов. Потенциальным иностранным заказчикам исследований это очень выгодно и удобно — утилизация отходов не станет для них проблемой. Объединение реактора и радиохимического комплекса даст возможность проводить исследование «под ключ». К нам придут с задачей, а в ответ получат ее решение в виде отчета. Взаимовыгодный интерес налицо.

Корр. Кто-то из иностранцев заинтересовался будущими возможностями?

Клинов. В первую очередь это Китай. Там строится энергетический реактор на быстрых нейтронах по российскому проекту. В планах — еще один. Как заявляют, полностью разработанный самостоятельно. У китайцев есть своя программа исследований в этом направлении, и они прекрасно понимают, что с какого-то этапа они не смогут ее выполнять, потому что у них нет инструмента. А мы его строим. Поэтому Китай обязательно станет участником работ в Международном центре и как инвестор, и как заказчик исследований. Интересуются нашими предложениями и страны Восточной Европы, «вышеградская четверка» — Польша, Чехия, Словакия, Венгрия. Они разрабатывают свой свинцовый быстрый реактор, а необходимой исследовательской базы у них нет.

Пульт БФС в ФЭИ. В экспериментах на стенде заинтересованы многие страны

Корр. Есть ли в мире конкуренты реактору МБИР?

Клинов. В США объявили о том, что проект исследовательского реактора на быстрых нейтронах VTR подан на экологическую экспертизу. Американцы были первыми в мире, построившими исследовательский реактор на быстрых нейтронах в 1951 году. Потом мы их обогнали. Наша страна оказалась единственной в мире, способной строить промышленные реакторы на быстрых нейтронах. В этом огромную роль сыграл ФЭИ — главный идеолог этого направления атомной энергетики. Однако, я считаю, что нам уже наступают на пятки — проект американского исследовательского реактора интересен. В чем-то его заявленные параметры превосходят наш МБИР, в чем-то уступают. Американцы собираются запустить VTR в эксплуатацию в 2026 году. Я думаю, что этот срок очень оптимистичный — у них нет такого опыта работы с быстрыми реакторами, как у нас, — а там очень много «подводных камней». Но, тем не менее, все это необходимо держать в поле зрения и понимать, что у нас появились реальные конкуренты.

Корр. Что сможет дать новый исследовательский реактор нашей стране?

Клинов. Перспективы исследований очень интересные. Все привыкли к тому, что промышленный атомный реактор дает на выходе электроэнергию — это уже само собой разумеющееся. Но есть много предприятий, желающих получать высокотемпературное тепло — 800 градусов и выше. Это, к примеру, различные химические заводы. Они, получая теплоноситель, вынуждены сейчас его разогревать до необходимой температуры. Мы же сможем на МБИР провести исследования, как поднять температуру теплоносителя в атомном реакторе. Есть теоретические расчеты, которые необходимо подтвердить экспериментами. Для этого и нужен новый исследовательский реактор. Пройдут годы и можно представить себе такую картину — стоит реактор на быстрых нейтронах, дающий высокотемпературное тепло, а рядом с ним заводы, которым оно нужно. Фантастика? Отнюдь. В 50-е годы прошлого века, когда в Обнинске построили первые в Европе исследовательские реакторы на быстрых нейтронах, тоже казалось фантастикой, что они станут предтечей энергетических реакторов БН-600, БН-800. Однако в нашей стране смогли «сказку сделать былью». Надеюсь, что в ближайшие годы мы сможем сделать то, что еще никто не делал. И это только один из примеров, что можно предпринять с помощью МБИР, а их — десятки.

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены