Ученые ФЭИ сделали научное открытие! Теперь у Обнинска их семь

Автор: 19 декабря 2019 3261
Трое ученых ФЭИ получили в 2019 году дипломы за открытие в области гидродинамики Трое ученых ФЭИ получили в 2019 году дипломы за открытие в области гидродинамики

Открытия в науке — вещь исключительно редкая, но именно они служат мерилом глубины научных знаний и ярких озарений в поиске неизведанного. Ровно год назад объявили об открытии Валерия Ярыгина в области низкотемпературной плазмы. Оно стало четвертым по счету в истории ФЭИ и шестым — в истории Обнинска. И о нем говорили как о главном научном событии за многие годы не только в институте, но и во всем наукограде.

Казалось бы, дважды снаряд в одну воронку не падает. Но проходит всего год — и в копилке института уже пять высших научных достижений. Невероятно!

№518

Буквально на днях в ФЭИ получили официальное свидетельство на научное открытие. Оно зарегистрировано в установленном порядке, выдан диплом за №518. Авторы — три наших ученых — Валерий Дельнов, Борис Габрианович, Юрий Юрьев

В чем его суть? Неподготовленному человеку понять ее сложно. Да и объяснить простыми словами нелегко. Если в самых общих чертах, речь идет о движении жидкости. Обнинское открытие кардинально меняет сложившиеся научные представления в области гидродинамики раздающих коллекторных систем и объясняет те факты, которые раньше были просто непонятны.

Как говорят специалисты, доля чистого знания тут очень велика. Но есть и серьезная практическая составляющая: экспериментаторы и расчетчики получили достоверную физическую модель течения жидкости в коллекторных системах. По сути, это научные рекомендации по определению перспективных конструкций раздающих коллекторных систем, в том числе для новых ядерных установок. Теперь необходимость во многих дорогостоящих и длительных экспериментах отпала.

На пороге…

На пороге — еще одно открытие, пионный распад.
(На фото Виталий Хрячков, именно он зафиксировал новое явление)

Но и это еще не все. В ФЭИ зафиксирован новый тип радиоактивности — пионный распад. Со времен Флерова и Петржака, которые 80 лет назад обнаружили спонтанное деление атомного ядра, ничего похожего не было.
Судя по всему, пионный распад станет еще одним блестящим открытием. «Но нам еще предстоит доказать его научной общественности, — говорит генеральный директор ФЭИ, доктор физико-математических наук Андрей Говердовский. — Для этого необходимо провести довольно сложные эксперименты. Однако, как говорится, все козыри у нас на руках, и мы уверены в победном результате».

В следующем году страна будет отмечать 75-летие атомной промышленности. «Мы хотим успеть все завершить к этому сроку, — продолжает Говердовский. — Это станет хорошим подарком к юбилею».
И, добавим, великолепным научным результатом для самого ФЭИ. Можно даже сказать, завораживающим. Наука объясняет мир!

Конечно, прагматичные люди сразу захотят узнать о практическом значении пионного распада. Пока об этом говорить преждевременно. Фундаментальные открытия нелепо пересчитывать в проценты валового продукта и денежные знаки. Они просто меняют нашу жизнь. Кардинально.

«Здесь всегда будет наука!»

Естественно, у любого человека — и посвященного, и далекого от науки — возникает вопрос: в чем причина? Почему именно ФЭИ выстрелил таким ярким фейерверком научных результатов?
В самом институте объясняют так. Во-первых, есть огромный уже наработанный потенциал. Оттуда можно черпать и черпать. Во-вторых, ФЭИ — разнопрофильный институт. И вот эта команда теплофизиков, химиков, конструкторов, материаловедов, прибористов, технологов, программистов, радиационных физиков обладает уникальными знаниями и умениями. И еще — эти люди умеют мыслить.

Порой их апломб поражает. Ну как можно браться за такие разные задачи?

Ну ладно, быстрые реакторы, двухкомпонентная атомная энергетика, замкнутый ядерный цикл — это «профессия» ФЭИ.

Ну ладно — испытания на Быстром физическом стенде (БФС), где можно смоделировать поведение любых ядерных реакторов на быстрых нейтронах. Кстати, в этом году в ФЭИ заработал БФС-1, и на нем уже выполнили крупный заказ для Китая и уже работают над заказом для Франции, и французы, кстати, крайне заинтересованы в еще одной большой задаче — работах по облагораживанию плутония. А еще в следующем году запустят БФС-2. Это «машина» на порядок мощнее, и возможности института резко расширяются.

Ну ладно даже — ядерная медицина, самые новые и перспективные изотопы. Например, актиний-225. Его ждут миллионы людей. Но сегодня он большинству онкологических пациентов недоступен. Его производят в мизерных количествах, и потому он очень дорог. Наши ученые работают над установкой для получения в промышленном масштабе актиния-225, и в ФЭИ уже очень близки к тому, чтобы окончательно сложить этот паззл.

Сегодня в ФЭИ штурмуют проблему накопителей энергии — да так, чтоб их мощность выросла не на проценты, а в разы или даже в десятки раз. И даже на нефтяную отрасль замахнулись — в ФЭИ разрабатывают уникальную систему измерения расходов газовой и жидкой фаз на буровых, чтобы вытеснить дорогостоящее импортное оборудование. Кажется, ФЭИ готов расщелкать любые научные задачи.

Впрочем, одну задачу он пока не решил. Только решает. «Нам очень нужна молодежь, — признается Андрей Говердовский. — Поле работы для нее безграничное и интересное».

Фото С. Дмитриченковой, С. Стожилова

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены