Лев Усачев. Сильный человек

Автор: 24 сентября 2019 2516
Лев Усачев. Сильный человек

Выдающийся физик-теоретик. Автор открытия. Создатель Центра ядерных данных. Директор отделения ядерной и нейтронной физики, руководитель теоретического отдела. Лауреат Ленинской премии — высшей награды для советских ученых. А еще — альпинист, аквалангист, байдарочник, лихач-шофер и горнолыжник. Не зря назвали его именем улицу, выходящую на горнолыжный спуск. Если б не Усачев, его бы не построили.

Истоки

Лев Усачев — потомок известных московских купцов, родился в 1927 году. Жил в большом родовом доме. Правда, семья ютилась в двух комнатах, остальное национализировали.

В школе учился хорошо, ему нравились точные науки. Он во всех смыслах был на голову выше одноклассников, но силу по причине великодушия применял редко. Если бил, то хватало одного удара. Однажды одноклассники зажали в углу девушку, к которой он испытывал чувства. Среди них был и его друг. Именно он и получил в ухо так, что распластался в проходе между партами. Однако через две недели хулиган был прощен — Усачев не умел долго злиться.

В 1943 году он легко поступил в Автомеханический институт, а в 45-м перевелся на физфак МГУ. Туда на кафедру ядерной физики собирали самых лучших студентов-технарей со всей Москвы. Преподававший там Блохинцев предложил ему работу в лаборатории «В». Так в 1948-м Лев Усачев появился в будущем Обнинске. 

Лидер

50-60-е годы были невероятно плодотворными в ФЭИ — молодые пассионарии работали на фронтире ядерной физики и были тогда «впереди планеты всей». Среди них ярко выделялся Лев Усачев, громадный, неуклюжий и невероятно талантливый. Ленинскую премию он получил вместе с Александром Лейпунским и Игорем Бондаренко за разработку теории реакторов на быстрых нейтронах в 1960 году. Усачеву тогда исполнилось 34 года. Ленинская премия — это советский «нобель», а учитывая то, что советская физика тогда была самой передовой в мире, значение этих наград того времени вполне сопоставимо.

Усачев — великий теоретик, сделавший то, что до него никто не делал: он выполнил работы, которые легли в основу физических расчетов быстрых реакторов. Специалисты считают, что они не потеряли своего научного значения до сих пор. Еще одна великая заслуга Усачева перед наукой — создание Центра ядерных данных, в котором аккумулировались результаты исследований многих институтов и лабораторий планеты. В те годы СССР сам получал 25% ядерных данных мира. Именно Усачев предложил иностранным ученым обмениваться ими, и это намного упростило всем решение научных задач. 

Лев Николаевич быстро продвигался по карьерной лестнице. Он пришел в будущий ФЭИ на должность старшего лаборанта, а в 1964-м стал директором физического отделения института, сохранив за собой обязанности начальника теоретического отдела.
В его жизни не все было гладко. Молодые ученые ФЭИ чувствовали себя независимо, и многие из них фрондировали. Особо выделялся Валерий Павлинчук — он привозил из Москвы «самиздат» — запрещенную советской властью литературу. Обычно, это были машинописные листы в папке.

Усачева вызвали в горком партии, и там его «прижали к стенке» — предложили по-доброму сознаться, кто в его теоретическом отделе распространяет подрывающие советский строй тексты. Усачев выдал Павлинчука, несмотря на то, что хорошо к нему относился. Сам Лев Николаевич легко отделался — получил выговор за то, что плохо смотрел за подчиненными, с формулировкой «за политическую близорукость». А Валерия Павлинчука, не выдавшего источники литературы, выгнали с работы — он серьезно заболел и умер в возрасте 31 года. Теоретический отдел ликвидировали.

Лев Усачев с женой на демонстрации.7 ноября 1982 года

Не только одной наукой 

Лев Усачев прославился в Обнинске не только своими научными трудами и Ленинской премией. Лев Николаевич страстно любил горные лыжи, а подходящих мест в Обнинске не было. Вот он и добился того, чтобы землю из котлованов под фундаменты домов  возили на склон у Протвы — он стал круче и длиннее. Не Чегет, но все же — кататься на любительском уровне здесь вполне можно. Строительства бугельного подъемника, к слову, добился тоже Усачев.

Можно поразиться тому, как Льву Николаевичу на все хватало времени. Он был законодателем мод. Первым проехался по городу на велосипеде с моторчиком, который скоро заменил на мопед. Посолиднев, купил сначала «Москвич», потом «Волгу». Ездил лихо. Не терпел, если кто-то по пути в Москву обгонял его — начинались гонки. Его часто останавливали гаишники. Усачев же в поездку всегда прикреплял к пиджаку знак лауреата Ленинской премии, считая, что его вид оказывает благотворное влияние на гаишников. И, действительно, помогало. К тому же Лев Николаевич умел хорошо виновато улыбаться.

Он первым в городе освоил водные лыжи — любил пронестись за катером по Протве. Нырял с аквалангом на Черном море, ходил в байдарочные походы по рекам Карелии.

Самой же большой его спортивной страстью был альпинизм.  Еще студентом он поднимался на высокие вершины Кавказа и Памира. В 1953-м в горах погиб его друг, и родные Усачева, у которого к тому времени было уже трое детей, строго-настрого запретили ему заниматься альпинизмом. Но к середине 60-х дети подросли, и Усачев вернулся в горы уже вместе с ними. А в 1969-м он участвовал в международном восхождении на пик Ленина (7134 м), которое стало для него роковым. Шаровая молния травмировала нескольких альпинистов, в том числе и Усачева, за 200 м до вершины. Два человека прекратили восхождение, а четверо, в том числе и Лев Николаевич, покорили пик. Когда стали спускаться вниз, погода испортилась — сильно похолодало, опустилась густая облачность, задул сильный ветер. В таких условиях за три дня удалось спуститься только на километр. А под вечер четвертых суток Усачев провалился в трещину. Помощь пришла только через сутки — Льва Николаевича вытащили немецкие альпинисты. Он был жив, но сильно обморожен. Так сильно, что его, уже впавшего в кому, срочным рейсом доставили в московский институт травматологии. Чтобы спасти ему жизнь, пришлось ампутировать одну ногу ниже колена, половину ступни и несколько пальцев на руках.

Стойкости обнинского ученого можно поразиться — мало того, что он вернулся к полноценной научной деятельности, он научился ходить на протезах без трости. Форсил — на территории ФЭИ шел на работу не по тротуару, а по бордюру. Мало того — вновь встал на горные лыжи! Катался не только на обнинской «горнолыжке», но и в Хибинах и на Кавказе. И старался делать так, чтобы окружающие и подумать не могли о его увечье.

Добился восстановления автомобильных прав. Начальник обнинской ГАИ поначалу резко воспротивился: вы же инвалид, какие права? Усачев возразил: а вы попробуйте оторвать мои руки от руля! Тот попробовал — ничего не вышло.

А еще Усачев свято верил в НЛО и инопланетян. На рубеже 70-80-х гг. среди интеллигенции это было модным. Когда его спрашивали, а где же инопланетяне, он отвечал, что они пока не хотят вступать с малоразвитой цивилизацией в контакт, просто наблюдают. И взрыв Тунгусского метеорита для него был аварией инопланетного космического корабля.

Был у него еще один «пунктик» — серьезно увлекся электропунктурой. Наладил в мастерских института выпуск разработанных им небольших приборов, и, используя древние китайские атласы биологически активных точек, всем знакомым предлагал лечение. И порой настойчиво предлагал. Кому-то помогало — и от головной боли, и от зубной. Сам Усачев был абсолютно уверен в эффективности своего лечения. Однажды во время важного совещания в Москве, на котором решался вопрос поставки в ФЭИ электронно-вычислительных машин, Усачев своим приборчиком снял зубную боль у большого начальника. Чиновник отблагодарил: «Надо помочь обнинским товарищам!» 

…В 1983 году Лев Усачев умер от сердечного приступа в подъезде своего дома. Было ему 57 лет.

 

 

 

 

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены