Верховод. Идеальный учитель

Автор: 14 мая 2019 1258
Верховод. Идеальный учитель

Несколько лет назад я готовил очередной материал ко Дню учителя в народной газете. Каждый год выдумывать что-то новое непросто, и тогда на редакционной планерке решили, что надо написать текст под названием «Идеальный учитель»

Кто же он такой? Этот вопрос я задавал самым разным людям. Кто-то отвечал абстрактно, называя человеческие качества. Другие говорили о конкретных людях. А директор гимназии Александр Сухарев с ходу ответил: «Это Элла Александровна Верховод, учитель русского языка. Я бы ее на первое место в городе поставил. Она очень ответственный и творческий человек. Говорю это и как администратор, и как коллега, который работал с ней несколько лет, и как отец — мой сын у нее учился».
Самой же Элле Александровне такой неофициальный титул не по душе. «Когда вышла ваша статья, реакция коллег была неоднозначной, — говорит мне она. — Кто-то меня искренне поздравлял с такой оценкой. Но были и те, кто язвил и раздражался, что не очень приятно». Я ее хорошо понимаю: сам работал учителем 18 лет, и что такое школьный коллектив, прекрасно знаю. Но Верховод сейчас уже на пенсии, никому ничего не должна. Поэтому, думаю, ничего страшного не произойдет от моей субъективной оценки.

На уроке мастера

Однажды мне посчастливилось попасть к ней на урок. Я его хорошо помню. В гимназии учатся отобранные по конкурсу дети. И это было видно сразу — на уроке русского языка в 6-м классе у Эллы Александровны Верховод сплошь одни «зайки-знайки», все тянут руку и хотят отличиться. Работать в таком классе — мечта любого учителя. «Не все так просто, — говорит Элла Александровна. — Зачастую это родители мотивированы на учебу своих детей, а не сами ученики. Ребята хотят получать высокие оценки, а мы их наставляем: вы приходите в гимназию не за оценкой, а за знаниями».

Век живи — век учись. На уроке, посвященном особенностям лексики русского языка, проходил тренинг по орфоэпии — правильным ударениям. Радуюсь за «зайку-знайку» — он говорит «тОрты». Вечная путаница — «свЕкла» или «свеклА»? Молодец, выбирает первый вариант ответа. А дальше для меня настает момент удивления: оказывается, правильно говорить «подрОстковый» и «кулинАрия». Можно, конечно, использовать и привычные варианты, но Элла Александровна советует на уроке: «Мы должны ориентироваться на литературное произношение».

«Мы готовились к контрольной загодя» — в чем ошибка? Один из «знаек» уверенно тянет руку: «Слово «загодя» устаревшее, оно здесь неуместно, надо сказать «заранее». Вспоминается классическое из Тургенева: «Друг Аркадий, не говори красиво». Конечно, контекст там иной, но главное, что сам вынес с урока: «Говорить правильно — значит, красиво».

Высший пилотаж урока

55 лет

Она отдала школе 55 лет. Начала работать в 1961-м, а закончила в 2016-м. Начала в глухом сибирском поселке Новая Еруда, куда попала благодаря… Хрущеву. А дело было так: несколько пятикурсниц филологического факультета Львовского университета, обуреваемых чувством патриотизма, написали письмо на имя руководителя государства: «Хотим приносить пользу Родине в самых отдаленных ее уголках. Просим распределить нас в Сибирь!» И поехала 22-летняя обладательница красного диплома на север Красноярского края. Как и просила.

Отработала в «медвежьем углу» всего год. За нею приехал жених. Свадьбу, на которой гуляла вся улица, играли там же. Ее сибирским ученикам сейчас за 70. А пишут письма до сих пор! Иногда они встречаются в Москве. В это трудно поверить, но Элла Александровна показывает письмо: «Вот, вчера получила».

Со студенческих лет ее любимый город — Ленинград. «Этот город держит душу», — говорит она. К возвращению исторического названия она так и не привыкла. И однажды в сибирской школе она так вдохновенно рассказывала о Ленинграде, что одна ученица решила для себя: «Буду учиться только там!» Так и вышло. Сейчас она тоже давно на пенсии. Переписываются.

Потом долго работала в «атомных» городах — мужа переводили с одного места на другое. В Обнинск она приехала в конце 80-х зрелым мастером. В 1998 году, когда работала уже в гимназии, ей присвоили звание «Заслуженный учитель России». Элла Александровна вздыхает: «Я стесняюсь своего звания. Многие учителя достойны и ничуть не хуже, но их или не замечают, или очередь до них не дошла. Коллектив же у нас в гимназии очень хороший, интеллигентный». Кстати, на вопрос, в какой школе ей больше всего понравилось в жизни работать, отвечает, что в гимназии: «Там были очень теплые отношения с коллегами».

Выйдя на пенсию, она все равно работает. А как же иначе? Человек живет, пока движется. Если остановился — все, конец. Элла Александровна продолжает учить русскому — индивидуально, на дому. И продолжает сотрудничество с научными школьными конференциями, там она — признанный эксперт на лингвистических и искусствоведческих секциях.

Ученики

Верховод говорит, что к любому, даже самому трудному, подростку можно найти подход. Как? Рецепт прост — относиться к человеку надо с любовью. Да и немного юмора не помешает. Плюс к этому — она никогда не скупилась на хорошие оценки: «Если я сомневалась, что ставить, «4» или «5», то всегда решала в пользу ученика».

За все время работы она лишь однажды поставила четвертную «двойку»: «Учился в гимназии один мальчишка, актером был в гимназическом театре. Хорошо играл, но учился плохо. Так плохо, что хуже некуда. И я сказала на педсовете: «Если мне на голову упадет кирпич, знайте, это Никита». А недавно встретила его в магазине, большой такой стал, взрослый, в расписной шляпе. Увидел меня, обрадовался, кричит на весь зал: «Элла Александровна, здравствуйте!»

— В чем учительское счастье? — спрашиваю ее.

— В том, что ты не один. Ничто не может заменить радости человеческого общения.

— Значит, нет ни горя, ни печалей?

— Я вам расскажу. Училась у меня хорошая девочка. Поступила на факультет журналистики в МГУ. Студенткой по обмену побывала в США. Приехала обратно и говорит: «Я ни за что навсегда не уеду из России!» Прошло несколько лет. Уехала. Работает в Америке. И пишет мне: «Я ни за что не вернусь в Россию». Горько, когда дети уезжают из страны. Много моих учеников обосновались в США, Канаде, Европе. Я им всю душу отдала, а они бросили Родину.

А в завершенье разговора, она показывает мне письмо от одного ученика, которому сейчас далеко за сорок: «Оглядываясь назад, понимаю, что Ваш вклад в меня был весьма существенен. И если б из всех моих учителей надо было бы назвать кого-то одного, я бы назвал Вас». Дорогого стоит такое признание, правда?

 

 

 

Высший пилотаж урока

 

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены