Кто заплатит?

Автор: 13 января 2012 4083

В Обнинске неплательщикам коммунальных услуг отключают свет и газ. За грехи взрослых порой приходится расплачиваться маленьким детям.

Не так давно в нашей газете была опубликована статья «Сидят тихо». Там, в частности, рассказывалось, что неплательщики, которым отключают электричество, как правило, люди асоциальные. В ответ в редакцию пришло письмо от жительницы нашего города Русланы Рубаликовой (фамилия изменена в интересах ее несовершеннолетних детей). Она писала, что живет одна с тремя детьми, 2008-го, 2009-го, 2010-го года рождения. Дети в садик не ходят. Муж их бросил, пьет, не работает, алиментов не платит. Руслана с детьми живет на детские пособия — около 8 тыс. в месяц. Этих денег на четверых человек даже на еду с трудом хватает.

В Обнинске неплательщикам коммунальных услуг отключают свет и газ. За грехи взрослых порой приходится расплачиваться маленьким детям.

Не так давно в нашей газете была опубликована статья «Сидят тихо». Там, в частности, рассказывалось, что неплательщики, которым отключают электричество, как правило, люди асоциальные. В ответ в редакцию пришло письмо от жительницы нашего города Русланы Рубаликовой (фамилия изменена в интересах ее несовершеннолетних детей). Она писала, что живет одна с тремя детьми, 2008-го, 2009-го, 2010-го года рождения. Дети в садик не ходят. Муж их бросил, пьет, не работает, алиментов не платит. Руслана с детьми живет на детские пособия — около 8 тыс. в месяц. Этих денег на четверых человек даже на еду с трудом хватает. «Не могу я платить 6 тысяч в месяц за квартиру, — говорит Руслана. — А нам за долги отключили свет. Мои дети живут без электричества целый год!»

Одинокая многодетная мать — все трое ребятишек до пяти лет! — осталась безо всякой помощи! Нет электричества. Значит, не работает холодильник. Где она хранит продукты? Почему ее дети при таком бедственном положении семьи не устроены в детский садик? Где ее льготы по квартплате? И куда смотрят врачи, опека и прочие многочисленные сотрудники многочисленных же социальных служб?

Понятно, что первым делом мы обратились в органы опеки. В курсе ли они, что происходит с несовершеннолетними детьми? Оказалось, что и сама эта история, и ее предыстория им хорошо известны. И длится она ни много ни мало — двадцать лет.

Две сестры — и Руслана, которая пожаловалась на отключение света, и Оксана, ее близняшка, — давно на учете в органах опеки. Живут они в одной «трешке». Руслана в свое время была лишена родительских прав, попала в тюрьму. А ее ребенок, сегодня ему уже 18, — в детский дом. Когда Руслана вышла из мест лишения свободы, сына домой она почему-то не забрала. Он вернулся сам, когда мальчику исполнилось 18. Сейчас он живет в этой же «трешке». В его комнате из мебели — только голый матрац на полу…

Сестра Русланы, Оксана, родила семерых. Старший — в тюрьме, пятеро в детдоме. И еще один ребенок четырех месяцев у нее на руках. Обе женщины не работают, да и никогда не пытались работать.

…В квартиру к сестрам мы пришли в конце рабочего дня. Дома их не оказалось. Дверь открыл таджик. На руках у него сидела крошечная девочка. Еще двое малышей вышли из комнаты посмотреть, кто пришел. Представителей органов опеки он хорошо знал — не единожды с ним беседовали по поводу ребятишек, которым, оказывается, именно он приходится отцом. Не раз приходили с проверками — семья-то неблагополучная. «Молодец, — похвалила его инспектор, — пол помыт. А продукты где храните?». Продукты висели в авоське за окном. Кашка в ковшике стояла на подоконнике. «Я тут и за газ заплатил, чтобы его подключили, — рассказывает Ахмед, — а то еду приходилось в лесу готовить». Представьте себе — двадцать первый век, наукоград, ул. Курчатова, по торцу дома перелесок. Вот там на костре и готовили еду себе и детям.

«За свет я тоже заплатил, — говорит Ахмед, — 11 тысяч. Я отделочником работал в частной фирме. Но свет не подключили. Потому что долг за квартиру 200 000. А я сейчас работать не могу, мне нужно за детьми смотреть». «Дети накормлены, одеты, хорошо себя чувствуют, — говорит начальник органов опеки и попечительства Татьяна Струкова. — Угрозы для жизни и здоровья ребятишек нет. Изымать их из семьи при таких условиях мы не имеем права». И действительно, отец детей любит, отцовство свое подтверждает. Они под его присмотром. За что у него забирать ребятишек? А где же мать? «Руслана ушла заявление писать. Чтобы детей в садик приняли, — говорит Ахмед. — Как устроим их, тогда я на работу смогу выйти». Не совсем понятно, почему именно папа присматривает за детьми, вместо того, чтобы ходить на работу. Получается, оба взрослых в семье не работают, ссылаясь на необходимость ухаживать за детьми.

И тем не менее. «Как скоро будут дети многодетной матери устроены в детский сад?» — задали мы вопрос специалисту, курирующему вопросы дошкольного воспитания, Елене Резепиной. «Нет заявления от мамы, — что ее дети нуждаются в устройстве в дошкольное учреждение», — ответила Елена Александровна. Тут мы просто впали в некоторое недоумение. Получается, не дошла Руслана до управления общего образования, пока Ахмед с детьми сидел…

Да и прививки у детей не сделаны. Врачи неоднократно обращались к родителям с напоминанием, что необходимо провести плановые прививки. Они обещали прийти на прием. Но и до поликлиники тоже не дошли.

Ладно. Но с оплатой квартиры почему получилась такая проблема? Многодетные семьи с низким уровнем дохода имеют возможность получить субсидии на оплату жилья. Но, оказывается, при этом не должно быть долгов по квартплате. «Есть случаи, когда субсидию можно получить и при имеющемся долге, — говорит начальник управления социальной защиты населения Владимир Жарский. — Для этого нужно собрать пакет документов и заключить договор с управляющей компанией о намерении выплатить задолженность. Все эти положения Рубаликовой были объяснены. Но никаких документов до сих пор мы от нее не получили». Кстати, законный муж Русланы, тот самый, который пьет, не платит алиментов и так далее, на днях приходил в управление соцзащиты подтверждать свое удостоверение многодетного отца.

Эта семья — отнюдь не единственная подобная в городе. В Обнинске есть и другие случаи, когда за неуплату отключают свет многодетным семьям. В поселке Обнинское семье с тремя несовершеннолетними детьми отключили за неуплату газ. Год не платили. Мать детей, как следует из ее письма, не работает, потому что дети маленькие. Ее муж тоже, как она пишет, «временно не работает». В мэрии выделили помощь в 4 тысячи. Но нужно 19. Женщина просит оказать ей «реальную помощь». Дом топится газом. Газ отрубили. Страшно представить, что там сейчас происходит... Но выключили газ не прямо зимой, а летом, в июне месяце, после многочисленных предупреждений и требований погасить задолженность. «Дети в доме замерзают, и никому нет дела», — пишет многодетная мать. Кстати сказать, в минувшем году, по сведениям, полученным из управления социальной защиты населения, в виде пособий ей было выплачено порядка 93 тысяч рублей.

Ситуации эти очень неоднозначны и простых решений не имеют. Депутат Татьяна Котляр, например, считает, что в тех случаях, когда в семьях неплательщиков есть несовершеннолетние дети, их долги надо гасить из городской казны. Но в этом случае надо иметь в виду, что мера эта окажется не одноразовой, а постоянной.

Пройдет еще полгода, и история повторится. В городе есть и другие многодетные семьи, где все трудятся и нет «временно не работающих». Где дети получают нормальное питание и образование, и для которых было бы диким даже представить, что за газ и квартиру можно годами не платить. И лишних денег у них тоже нет. Почему за их счет должны покрываться долги безалаберных людей, которые не хотят даже документы на субсидию собрать? К слову, по закону ответственность за детей прежде всего несут родители. А потом уже все остальные — государственные ли это будут органы, местные ли депутаты, обычные ли горожане, силами которых пополняется городской бюджет.

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены