Отдайте плед и два миллиона

Автор: 13 октября 2012 1090

В 2 млн оценила свой моральный вред довольно рядовая сотрудница обнинского банка, уволенная с рабочего места.

Бывшая сотрудница банка «Хоум­-Кредит» требует восстановить ее на работе, выплатить зарплату за вынужденный прогул, премии за несколько месяцев и компенсацию морального ущерба — 2 млн рублей. А также отдать ей два пледа и кружку с фирменным логотипом банка.

В 2 млн оценила свой моральный вред довольно рядовая сотрудница обнинского банка, уволенная с рабочего места.

Бывшая сотрудница банка «Хоум­-Кредит» требует восстановить ее на работе, выплатить зарплату за вынужденный прогул, премии за несколько месяцев и компенсацию морального ущерба — 2 млн рублей. А также отдать ей два пледа и кружку с фирменным логотипом банка.

С одной стороны, иск выглядит курьезным — очень уж забавно упоминание через запятую сумм с шестью нулями и недорогих сувениров. Но в то же время решение по этому делу будет интересно самому широкому кругу людей, поскольку заявление уволенной сотрудницы содержит принципиальные и новые для нашего города требования.

Девушка не только просит компенсацию заработной платы и морального вреда, как обычно принято. Но еще и заявляет — она хочет добиться для себя приемлемых условий труда. Чтобы работа не начиналась ранним утром, в течение дня предоставлялся перерыв на обед и несколько «пауз» по десять минут.

Плюс требует выплаты премий, утверждая, что они выдавались ежемесячно, и, по сути, были просто частью зарплаты, а не чем­-то исключительным и «поощрительным». Не секрет, что такая практика принята во многих организациях — часть заработной платы выплачивается как базовый обязательный оклад, а другая — в виде «премий». Такой подход позволяет в случае чего наказать нерадивого сотрудника, лишив его надбавки. И до сих пор пытаться узаконить присоединение надбавки к окладу через суд никому в голову не приходило. «Вообще­-то такая практика у нас пока официально не введена, — говорит старший помощник прокурора Обнинска Александр Рубцов. — Посмотрим, что скажет суд».

Сама истица в суд не ходит — в процессе участвует ее представитель. «Хоум­-Кредит», разумеется, тоже направил своих представителей и пригласил свидетелей. Недавно допрашивали начальника отдела, в котором работала уволенная сотрудница. Свидетель рассказала, что в ее подчинении около 180 человек, все они трудятся по индивидуальному графику.

Процесс движется медленно — суду приходится разбираться в специфических вопросах банковской деятельности. Например, представители «Хоум­-Кредита» утверждают, что премии сотрудницу лишили за попытку обмана. Мол, она говорила, что клиент давал согласие на выпуск кредитной карты на его имя: понятно, что каждое такое согласие оценивается как плюс. На самом же деле человек, уверяют представители «Хоум-­Кредита», ничего такого не подтверждал, получается, что ему по факту просто навязали услугу.

В чью пользу будет судебное решение, пока остается только гадать. Хотя не надо быть предсказателем, чтобы сказать: даже если сотрудницу на работе восстановят, двух миллионов за моральный ущерб ей не видать. И тут для примера уместно привести такую деталь.

Недавно закончился другой громкий процесс по восстановлению на работе — через суд на должность руководителя ИАТЭ вернулся Валерий Галкин. Компенсация морального вреда составила 15 тысяч рублей. Таким образом, в крупнейшем обнинском вузе теперь создалась интереснейшая правовая коллизия: у него сразу два «первых лица» — директор и руководитель.

Впрочем, в случае с «Хоум­-Кредитом» такой экзотики ожидать не приходится — если девушка и вернется на работу, то в должности рядового сотрудника.

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены