Многодетная семья, сбежавшая из Германии, хочет жить в Калужской области

Автор: 29 марта 2018 970
Соня Бергфельд с сыном Соня Бергфельд с сыном

Маркус и Соня Бергфельд, немцы, не умеющие говорить по-русски, попросили помощи у нашей страны

 

Это пятая немецкая семья, пострадавшая от немецкой ювенальной юстиции, которая может получить приют в нашем регионе.

«История этой семьи гораздо более трагична, чем наша», — рассказывает Катя Миних, которая год назад приехала в Россию со своим мужем и тремя младшими детьми — их хотели изъять из семьи в Германии. Двух старших дочерей службам германской ювенальной юстиции отобрать удалось. Бегство семьи Миних в Россию вполне понятно: здесь их корни. Давным-давно они эмигрировали из страны как этнические немцы. Они хорошо знают русский язык, их дети — тоже. Не удивительно, что в случае опасности они бежали в Россию.

Но вслед за ними к нам приехало еще три многодетных семьи. Это самые настоящие «немецкие» немцы, родившиеся и выросшие в Германии. Они не знают нашего языка, не имеют нашего культурного кода и не знакомы с нашими реалиями. Но они не знают, где еще, кроме как в нашей стране, им помогут сохранить детей.

И вот сейчас — еще одна такая же многодетная семья, Бергфельд.

Остались без детей

Маркус и Соня Бергфельд приехали в нашу страну десять дней назад, обратившись за убежищем в наше посольство в Латвии. Их история длится седьмой год. Началась она вполне заурядно: у старшего ребенка, Нико, в детском лагере заподозрили гиперактивность. Неприятно, конечно, но у многих такое случается. Однако Нико прописали лекарство, в больших дозах содержащее психотропные вещества (у нас, кстати, это лекарство запрещено). Родители отказались от такого лечения. Тогда ювенальная служба изъяла из семьи… всех пятерых детей!

Заметим, что Маркус Бергфельд — офицер, имеет высшее образование, как и его жена Соня. Семья жила с бабушкой, в большом доме, где у каждого ребенка была своя комната. Родители стали биться за возвращение детей. Но ничего не помогало.

Тогда они в отчаянии начали устраивать митинги, выводя на них родителей, которые попали в такую же беду, как их семья. В Соню Бергфельд на одном из митингов стреляли, ей пришлось перенести сложную операцию. Их дочь в это время изнасиловали в детском доме. Девочка была на грани самоубийства — но ее все равно не отдали папе и маме, а прописали сильнодействующие лекарства и поместили в клинику для душевнобольных.

Маркус и Соня вынуждены были уехать из страны. Они обосновались на Мальте и организовали там лагерь для людей, пострадавших от германской ювенальной юстиции. Как они рассказывают, в этом лагере разместились 400 семей. В один прекрасный день туда нагрянула полиция и по требованию Германии забрала всех детей, которые там находились. Все родители обратились в суд и — Мальта не Германия! — отсудили ребятишек обратно. Кроме двух, которых немецкие чиновники успели вывезти на родину.

Мальчик погиб

В это время старшему сыну Бергфельдов исполнилось 18 лет, и Нико выпустили из приюта. Мальчик был серьезно болен. «Он сразу подал заявление в полицию в 2016 году, изложив историю своей жизни в детском доме, рассказав об издевательствах, которым он подвергался, о том, что его заставляли принимать лекарства, вследствие чего он потерял здоровье,— рассказывают родители. — У него диагностировали разложение костей вследствие многолетнего приема психотропных препаратов — все заключения врачей у нас имеются». Соня и Маркус сумели выкрасть двоих своих младших мальчишек, бежали в Испанию и спрятались там в глухой деревушке. Но Нико становилось все хуже и хуже, потребовалась помощь врачей, которую могли оказать только в большом городе. Пришлось приехать в Гранаду.

В феврале этого года Нико умер. Двоих мальчиков представители немецкой ювенальной системы изъяли из школы, которую они посещали в Гранаде. Младший мальчик кричал, плакал и отбивался, как мог. Есть видеозапись из аэропорта, где все это происходило. Ему сделали укол, он потерял сознание и в таком виде его погрузили на борт самолета.

Маркусу и Соне Бергфельд грозит 10 лет тюрьмы за «похищение» своих детей. Убитые горем Бергфельды, потерявшие всех своих ребятишек, бежали через всю Европу, — от Испании до Латвии. «Мы хотим получить политическое убежище в России, — говорит Маркус Бергфельд. — В Германии и, как оказалось, на всей территории ЕС, нас преследуют, как нам представляется, по политическим причинам, поскольку мы владеем информацией о том, что происходит с детьми в детских домах Германии».

Насколько это заявление соответствует действительности? Немецкие семьи, которые получили убежище в Калужской области, уверены, что это правда, на все сто процентов.

Россия дает приют

«Маркус и Соня должны были ехать в Псковскую область, где они пересекали границу, — рассказывает Катя Миних. — Но им сейчас нужна особая поддержка своих, таких же семей, подвергшихся репрессиям ювенальной юстиции. Бергфельды хотят уехать в Калужскую область, где находятся уже несколько немецких семей. На этой неделе я ездила с ними в Калугу, чтобы им оформили необходимые документы, вопрос сейчас решается.»

Кому могло прийти в голову десять лет назад, что в Россию будут бежать немецкие семьи? К нам, в Калужскую область. Не спасаясь от ужасов войны — как из Донецка и Луганска. Не на заработки, спасаясь от нищеты — как из Таджикистана. Бегут из богатой, благополучной Германии. Бросая имущество, увозя детей от европейских ценностей, которые все эти годы предлагали и нам. И вся машина западной пропаганды, демонизирующая нашу страну, не мешает людям в качестве своего защитника выбрать именно Россию.

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены