Приговор директору

Автор: 25 августа 2015 3251
Приговор директору

Сергея Калякина, возглавлявшего ФЭИ в 2012-13 гг., осудили на 7 лет и 700 тыс. руб. штрафа. Начальника отдела Александра Лукьянова приговорили к 4 годам тюрьмы, а завлаба Алексея Зайцева — к 3,5-летнему сроку.

Приговор во всех отношениях неожиданный. Государственное обвинение просило дать бывшему директору 12 лет, а его подчиненных наказать условно. На деле получилось, что Калякину дали значительно меньше, а Лукьянов и Зайцев получили реальные сроки, и на них в зале суда надели наручники. Впрочем, решение московского Замоскворецкого суда в законную силу еще не вступило и вступит не скоро — подсудимые собираются его обжаловать.

Мошенничество в особо крупном размере

В 2010-11 годах концерн «Росэнергоатом» заказал у ФЭИ две работы по водородной безопасности реакторов. По предложению Сергея Калякина (в ту пору он еще не был директором ФЭИ) в качестве субподрядчика привлекли фирму «Энергоинжиниринг». По версии следствия — подставную компанию-прокладку. Далее, как утверждается в приговоре, Калякин составил «заведомо подложные акты сдачи-приемки выполненных работ» между ФЭИ и «Энергоинжинирингом». На счета субподрядчика «упали» 44,6 млн руб. Потом «соучастники распорядились средствами по своему усмотрению».

Странности дела

Странность первая — у следствия возникли проблемы с поиском потерпевших по делу. Концерн «Росэнергоатом» таковым быть никак не мог — заказчик получил заказанную работу в полном объеме и приличном качестве. ФЭИ тоже материально не пострадал. В конце концов, в роли потерпевшей выступила госкорпорация «Росатом», а ее представитель на суде Вячеслав Першуков заявил буквально следующее: «Ущерб не исчисляется в списании или зачислении денежных средств госкорпорации. В данном случае имеет место ущерб прав и обязанностей, которые исполняет «Росатом» по управлению государственной собственностью». Как-то туманно, не правда ли?

Странность вторая — Лукьянов и Зайцев сразу признали себя виновными, стали сотрудничать со следствием. Во время следствия и суда они находились под домашним арестом. Калякин же своей вины не признал и не признает, считая дело против него полностью сфабрикованным. Его арестовали в ноябре 2013 года и сразу же посадили в следственный изолятор. Целый год, пока не начался суд по существу дела, адвокаты добивались изменения меры пресечения. Но добиться этого, несмотря на свой профессионализм, не смогли. Это один из немногих случаев, когда человек, обвиняемый в экономическом преступлении, до суда содержался в СИЗО. По мнению адвоката Елены Соколовой, защищавшей Сергея Калякина, «на подследственных оказывалось давление с целью получения нужных показаний, им за это обещали условное наказание». Впрочем, следователи, допрошенные в суде, отрицали это.

Странность третья — интересы «Росатома» на суде представляла не юридическая служба госкорпорации, а Вячеслав Першуков, глава ЗАО «Наука и инновации». Это предприятие было создано для управления активами институтов «Росатома», в том числе и ФЭИ. Известно, что между Першуковым и Калякиным был конфликт: последний отказался перечислять 3% с оборота ФЭИ на счета ЗАО. Адвокат Соколова, кстати, на суде открытым текстом высказала мнение, что «вот за это Калякин и поплатился». В то же время возникает вопрос: неужели Першуков столь силен, что может влиять на следствие и суд? Не очень-то верится. Впрочем, точка в этом деле еще не поставлена.

Из последнего слова Сергея Калякина на суде: «Я не виновен. Я всю жизнь жил на те деньги, которые зарабатывал, ни одной копейки чужой никогда ни у кого не брал. Да не нужны они мне, в общем-то, хватало зарплаты. И в этом я прозрачен, все знают. У нас город маленький». 

МНЕНИЯ

Анатолий Иванов, и.о. председателя обнинского отделения Ядерного общества России:
«Калякин очень хорошо вникал в проблемы, как ученый и как директор. Мне нравилось с ним работать. Сергей Георгиевич — приятный человек, которому многие доверяли. Он совсем не похож на жулика. Калякин, как я думаю, воровать не способен, он не мог залезть в чужой карман».

Анастасия Трошина, начальник международного отдела ФЭИ:
«То, в чем обвиняют Сергея Георгиевича, — это абсурд. Он человек честный и порядочный. Знаю его с 2000 года, мы в одном подразделении долго работали, он был примером для молодых специалистов. Человек не стремился к обогащению. Если и были нужны ему деньги, он вполне их мог заработать своей головой».

Сергей Спиченков, заместитель председателя Совета ветеранов ФЭИ:
«Знаю Сергея Георгиевича как глубоко порядочного и честного человека. Мы считаем, что его вина не доказана. Да и он сам не признает обвинений. Такие люди, как Калякин, преступлений не совершают».

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены