Путь мирного атома. Кольская. Полярная

Автор: 26 марта 2024 1289
Путь мирного атома. Кольская. Полярная

Мы продолжаем цикл публикаций к 70-летию Первой в мире АЭС об атомных станциях России — всем им рождение дала обнинская атомная

В прошлом году на Кольской АЭС отмечали юбилей — 50-летие со дня пуска. Реактор запустила смена под руководством Галины Петкевич. До сих пор она остается единственной в мировой истории женщиной, давшей старт работе атомной станции. И это далеко не единичный уникальный факт о Кольской АЭС, о которых вам с удовольствием поведают в городе атомщиков Полярные Зори.

▲ Галина Петкевич — единственная в мире женщина, которая руководила
    сменой во время пуска АЭС

Там обязательно вспомнят, что это была первая АЭС за Полярным кругом, что здесь был построен первый в стране комплекс по переработке жидких радиоактивных отходов, что сейчас на КолАЭС разместили пилотную площадку по производству водорода методом электролиза. Вспомнят и про центр обработки данных «Арктика», где будут заниматься цифровым управлением освоения Северного морского пути. И, конечно, про учебно-тренировочный центр, который на момент его создания в 1988 году был совершенно пионерским. И в этой связи упомянут Обнинск: обучающие тренажеры делают именно на родине мирного атома.

Взлеты…

Кольскую АЭС на Крайнем Севере строить заставила острая необходимость: надо было обеспечивать крупнейшие рудные комплексы Норильска и Апатитов энергией. И все шло просто отлично. К середине 80-х на КолАЭС работало уже четыре энергоблока ВВЭР, а рядом вырос небольшой поселок Полярные Зори — уютный, как все атомные города. К слову, название поселку выбирали чуть ли не из сотни предложений. Были среди них и кондовые вроде Катомира (кольский атом мирный), и безликие вроде Юбилейного, но отстоять удалось правильное, полярное.

Надо сказать, что в то время многие люди хотели работать на Севере — в основном, из-за северного коэффициента и больших отпусков. Уезжая отдыхать на «большую землю», куда-нибудь в Крым или Сочи, северяне могли позволить себе вести роскошную по тем временам жизнь.

А для атомной станции все это можно было умножить в разы — зарплаты здесь были ого-го. Бытовые условия — тоже отличные, даже квартирный вопрос людей не портил — очередь на жилье удалось ликвидировать как таковую. Конечно, Север принимает не всех. Не каждому понравится полярная ночь, мимолетное лето, скудная растительность с чахлыми березками. Но есть и те, кто просто влюбляется в полярное сияние, сопки, прозрачные воды Белого моря, богатую рыбалку. Таких было немало в Полярных Зорях. Хорошая работа, налаженный быт, отличный досуг — жизнь удалась!

…и падения

…Чернобыльская авария в 1986 году стала не просто большой бедой, но и предвестником будущих потрясений. На Кольской катастрофу восприняли по-личному — почти 300 работников станции отправились на ее ликвидацию. Так было и в Обнинске. Город направил на ЧАЭС около 3 тысяч человек. Среди них были и строители, и сотрудники практически всех городских НИИ — ФЭИ, НИФХИ, МРНЦ, ВНИИРАЭ, «Тайфуна». Включился в ликвидацию и ИАТЭ: уже в июне 1986 года в Чернобыль прибыл первый в стране специализированный студенческий отряд дозиметристов.

В потоке ликвидаторов оказался и сотрудник ИАТЭ Валерий Левченко, сегодняшний руководитель ООО «Моделирующие системы». Было принято решение пригласить эмиссаров МАГАТЭ для контроля. Вести их на 4-й аварийный блок было, конечно, нельзя. В кабинете директора Эрика Поздышева установили цветные телевизоры, на них вывели показания датчиков на мнемосхемы.

Можно было посмотреть, какова радиационная обстановка на оборудовании, бетонной плите с романтичным названием «Елена», которая закрывала реакторный отсек. Скомпоновали и оттестировали систему в рекордно короткие сроки — за две недели. Однако Левченко с товарищем во время визита высокой делегации оставили в задней комнате директорского кабинета: мало ли что случится. Но все отработало штатно.

А уже в следующем году тогдашний ректор ИАТЭ Юрий Казанский назначил Левченко руководителем отраслевой лаборатории по созданию тренажеров для АЭС. Чернобыльская авария сильнейшим образом тряхнула атомную отрасль не только страны, но и всего мира. Без пересмотра подхода к безопасности, без сведения к минимуму человеческого фактора на ней можно было бы ставить крест.

▲ Учебно-тренировочный центр Кольской АЭС создан и функционирует 
     при поддержке обнинских специалистов

Обнинск предложил свой рецепт: тренажеры-симуляторы для атомных станций. По сути, это полномасштабная модель энергоблока, оператор видит его так, как во время обычной работы. На тренажере можно смоделировать и отработать любую аварию.

На Кольской станции обнинские тренажеры работают уже более 30 лет — в учебно-тренировочном центре. И специалисты «Моделирующих систем» постоянно на связи — или в командировке на станции, или в Обнинске, онлайн. Можно сказать, все три десятилетия новой эпохи они прожили одновременно и здесь, и там.

Демократия и жизнь

В Обнинске слом советской системы поставил на паузу многие научные разработки, особенно в атомной области. «Наука умерла, и похороны ее состоялись», — бросил тогдашний мэр Юрий Кириллов. Ему, кстати, тех слов не простили. На ближайших выборах он проиграл своему оппоненту Михаилу Шубину.

Политические баталии распространились даже там, где их не могло быть, как казалось, по определению. В 1988 году по стране прокатилась мода на выборы директоров. Закрутила она — а ведь ядерную опасность никто не отменял! — и атомные предприятия. В Обнинске в 1988 году на Карповке на шумном собрании выбирали директора института — в жарких спорах заумные сентенции ученых перемешивались с народным словом техничек.

В ходе изнурительного сражения мандат вырвал прежний директор Юрий Бабкин. А его конкуренты с солидным научным весом оказались в проигрыше. Эту историю в Обнинске уже подзабыли. А о том, что в атомной отрасли первопроходцы выборов директоров оказались на Кольской АЭС, у нас вообще мало кто знает. Там во время «самой демократичной демократии» на выборах директора победил начальник турбинного цеха Владимир Шмидт.
И потом еще шесть лет успешно управлял станцией.

Хотя само слово «успешно» к тем реалиям мало применимо. Экономика страны рушилась. Заводы вставали, рубль переставал быть средством расчета, уступая свои позиции бартеру. Зарплату не платили. Подъезжая к Полярным Зорям на машине, можно было видеть людей с огромными рыбинами в руках — на продажу. Местные не покупали, а командировочные интересовались. Оказывается, это была красная рыба, которой кормили норок в местном зверохозяйстве. Ее и выдавали людям вместо зарплаты. Что оставалось норкам, история умалчивает. На Кольской тоже не было наличных денег. Но, бывало, в погашение задержанной на много месяцев зарплаты людям выдавали даже автомобили «Москвич».

Из прошлого в будущее

Сегодня все эти истории похожи на байки. А ведь так оно и было на самом деле. Мы просто не всегда хорошо помним уроки прошлого.

А вот о будущем на Кольской станции уже не беспокоятся. Водородная энергетика, освоение Севморпути, утилизация отходов — все эти проекты уже запущены. А главное — принято решение о строительстве второй очереди Кольской АЭС с инновационным реактором ВВЭР 3+ средней мощности. Пуск запланирован на 2035. Какие времена — такие горизонты планирования.

Автор благодарит Елену Московчук (Кольская АЭС) за помощь в подготовке материала
#70летПервойвмиреАЭС

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены