Ленинградская. Мощная

Автор: 21 мая 2024 1128
Ленинградская. Мощная

Мы продолжаем проект «Путь мирного атома», рассказывая об атомных станциях страны — всем им дорогу проложила обнинская АЭС.

1973 год для атомной промышленности СССР оказался урожайным — были запущены сразу три новых атомных станции: Кольская, Билибинская и Ленинградская. Все они были по-своему уникальны. Например, Билибинская стала самой северной АЭС в мире и первой малой АЭС страны. А Ленинградская — наоборот, начала использовать на тот момент самые мощные реакторы — РБМК-1000. На сегодня это одна из крупнейших АЭС страны. И обе эти станции своим прообразом имели обнинский реактор АМ — атом мирный.

Триллионы ЛАЭС

Ленинградская АЭС вообще открыла для страны путь большой атомной энергетики. РБМК-1000 тогда был абсолютно новым типом реактора, не имеющим аналогов в мире. Первый такой реактор дал ток в энергосистему страны в 1973-м, а к началу 80-х рядом с поселком Сосновый Бор работала станция с уже четырьмя блоками-миллионниками.

Сегодня работники Ленинградки обязательно вспомнят в разговоре с приезжими две цифры: к 2018 году АЭС суммарно выработала 1 триллион кВт*часов, для России это был рекорд, а общее потребление электроэнергии в России за год тогда составляло 1,04 триллиона. Как говорится, просто сравните!

Закрыть нельзя оставить

Но сказать, что судьба Ленинградской АЭС, как, впрочем, и всей атомной отрасли страны, была безоблачной, невозможно. В годы слома эпох станция пережила двойной удар. Во-первых, во время перестройки стали вставать заводы и фабрики, потребность в энергии резко упала. Но главным потрясением стало все же другое — авария на Чернобыльской АЭС.

Она отбросила развитие всей атомной промышленности на многие годы, но для станций с реакторами РБМК грозила стать приговором. Общественное мнение, испугавшись Чернобыля, стало относиться к ним, мало сказать, с опаской. Появились требования закрыть такие станции. И неважно, что работа на той же Ленинградской АЭС шла без каких-либо серьезных инцидентов. На это после 1986 года никто не смотрел.

А ведь именно на реакторы РБМК СССР делал главную ставку, чтобы справиться с энергодефицитом. Технологию изготовления корпусов гигаваттных ВВЭР тогда еще не освоили. Активную же зону РБМК можно было наращивать еще и еще. Уже были построены реакторы РБМК-1500 и созданы проекты мощностью до 2400 МВт. Чернобыль все это зачеркнул.

Тогда в СССР хлынуло множество западных специалистов с предложением «помощи». Как позже вспоминали наши атомщики — члены комиссии по расследованию причин катастрофы — помощь эта выражалась прежде всего в поиске удобной формулировки, чтобы закрыть нашу атомную энергетику. «Нужные» слова отыскали быстро: отсутствие культуры безопасности в Советском Союзе.

Пока ЛАЭС — единственная в стране, где одновременно эксплуатируют и реакторы РБМК, и ВВЭР

3+ Ленинградки

Слава Богу, хватило сил не пойти на поводу у западных «помощников», и сегодня атомная отрасль России демонстрирует уверенный рост.

Вот и на ЛАЭС за несколько дней до президентских выборов 2024 года был залит первый бетон фундамента седьмого энергоблока станции с ВВЭР-1200 поколения 3+. Его запустят уже в 2030 году. А следом еще один такой же — восьмой. Они заместят последние два реактора РБМК на ЛАЭС. Пока же Ленинградская — единственная станция в стране, где эксплуатируют и ВВЭР, и РБМК. Правда, эта особенность через несколько лет исчезнет.

Плюс ядерная медицина. И не только

Впрочем, ЛАЭС — это не только про электричество. Но еще и про новые материалы, ядерную медицину и продовольственную безопасность. Мало кто в Обнинске знает, что у нас с Ленинградкой в этом вопросе налажены очень прочные связи.

Например, там занимаются производством нужных изотопов для обнинского НИФХИ имени Карпова. НИФХИ готовит ампулы с обычным природным теллуром, отправляет их в Сосновый Бор, там их облучают в реакторе РБМК и везут обратно. Эти ампулы вскрывают в горячей камере института, где температура доходит до 800 градусов, и «вылавливают» из образовавшегося пара сырьевой йод-131. Из него готовят радиофармпрепарат для радиойодтерапии больных раком щитовидной железы. Зачастую это единственное спасение для таких пациентов. Причем основная доля РФП поставляется в обнинский же МРНЦ, где в совершенстве владеют данной методикой лечения.

«Мы нацелены расширять сотрудничество с ЛАЭС, — рассказывает директор НИФХИ Олег Кононов. — Там планируют производить самарий, который нужен нам, и с точки зрения логистики удобней всего брать и йод, и самарий в одном месте».

Производят на ЛАЭС и такой медицинский изотоп, как молибден-99, а в этом году атомщики планируют начать производство лютеция-177. К слову, лютеций-177 уже несколько лет используют в МРНЦ для лечения онкологических заболеваний. А недавно в ядерной аптеке МРНЦ синтезирован новый РФП на основе лютеция. Он способен победить нейроэндокринную опухоль. Раньше такое лечение было доступно только за рубежом. Теперь — и в России.

Из общепромышленных изотопов на ЛАЭС производят легированный кремний и кобальт-60. Последний имеет большое значение для дезинфекции пищевых продуктов, а также стимуляции роста и урожайности растений. Именно этими разработками занимаются в обнинском ВНИИРАЭ. Правда, кобальт там берут не напрямую от ЛАЭС, а через ПО «Маяк», что сути дела, впрочем, особо не меняет.

На этой неделе на Ленинградке провели тестовое облучение самария-153, он нужен НИФХИ имени Карпова

Рядом с атомом

А еще из города атомщиков Сосновый Бор в обнинский ИАТЭ едут учиться атомным специальностям выпускники школ. Многие — по целевым направлениям. Получив диплом, они вернутся домой, в свой город. И не удивительно: место на редкость комфортное. Расположен Сосновый Бор на берегу Финского залива, среди дюн и сосен. Воздух — можно пить. Виды — потрясающие. Пляжи, парки, прогулочные зоны, детские городки, велодорожки — курорт, да и только. А рядом — Питер, культурная столица России.

Сейчас в Сосновый Бор может приехать любой гражданин страны, но еще десять лет назад он был закрытым городом. Одним это нравилось — создавалась особая, почти стерильная среда. Другим, наоборот, претило — возможностей меньше. В 2013 году город открыли, и споры, насколько это хорошо, уже утихли. Люди думают о будущем. Строительство второй очереди ЛАЭС — означает в перспективе хорошую работу. А недавние решения Госдумы и поручения правительству страны по атомным городам — это еще более комфортная жизнь.

Сосновый бор — курорт, да и только

 

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены