«Наши лодки лучше американских»

Автор: 15 марта 2022 1058
Георгий Ильич Тошинский, советник генерального директора АО «АКМЭ-инжиниринг» и АО «ГНЦ РФ-ФЭИ», профессор, доктор технических наук Георгий Ильич Тошинский, советник генерального директора АО «АКМЭ-инжиниринг» и АО «ГНЦ РФ-ФЭИ», профессор, доктор технических наук

Накануне «Деня подводника» мы публикуем интервью с одним из создателей легендарной ПЛА 705-го проекта Георгием Ильичом Тошинским

Подводная лодка, которую нельзя повторить

40 лет — с 1951 по 1990 годы — Георгий Тошинский занимался разработкой ядерных реакторов с жидкометаллическим теплоносителем свинец-висмут для атомных подводных лодок. И это далеко не всегда была кабинетная работа. Георгий Ильич принимал участие в реакторных испытаниях — вместе с экипажами долгие месяцы ходил в походы, наблюдая, как ведет себя подводная лодка с атомным реактором, погружаясь сквозь толщи соленых вод на предельные глубины… Кто, как не Георгий Тошинский, может лучше рассказать о субмаринах?

Корр. Сейчас в иностранных СМИ прошло несколько публикаций об американской подводной лодке класса SeaWolf. Например, известный американский журналист Дэвид Экс пишет о ней так: «Секретная подлодка США, которую боятся русские». Мол, она самая большая, быстроходная и оборудована самым лучшим образом. Она стоит 3 миллиарда долларов — без учета оборудования. А что, это на самом деле так — американские лодки лучше наших? Сейчас этот вопрос особенно острый.

Тошинский. Нет, наши лодки в конкурентной борьбе одержат победу. Есть разные точки зрения, как развивать подводный флот. Есть лодки узкоспециализированные, а есть многоцелевые — они могут нести и торпеды, и ракеты, и даже баллистические ракеты. Американцы пошли именно по этому пути. Но в каких-то ситуациях такая лодка уступит той, что «заточена» под одну задачу. Вот, например, самолету же не навешивают все, что только можно представить?

К тому же у нас в стране задел лучше: изначально было несколько школ подводного кораблестроения, они конкурировали между собой и выходили на очень хорошие результаты. А в Америке сосредоточились на одной школе… У нас были лодки, которые американцы до сих пор не могут повторить. Я говорю о подводных лодках проекта 705. У них была такая маневренность, такая скоростная возможность, и максимальную скорость они набирали так быстро, что могли уходить от торпед! Мы их сделали всего 6 штук, но именно эти лодки американцы попросили уничтожить в первую очередь, когда во время перестройки был взят курс на разоружение. Именно их, хотя у нас было около 200 других подводных кораблей. И даже лазерную технику нам предоставили, чтобы мы разрезали титановые корпуса… Не зря американский специалист и историк атомного флота Норман Полмар говорил о том, что Америке было нечего противопоставить этой технике…

Корр. Насколько известно, когда было принято решение о разоружении, американцы свои лодки не резали, только сняли с них ракеты? Получается, сейчас они в выигрыше? Мы-то свои субмарины уничтожали…

Тошинский. Если бы мы сохранили свои лодки, американцы к нашим границам так близко никогда не подошли бы. Однако замечу, что у нас есть не только атомные, но и дизель-электрические подводные лодки. И их довели до такой малой шумности, что американцы их прозвали «Черная дыра». Нет, нам есть, что противопоставить в конкурентной борьбе.

Подлодка 705-го проекта в море. (Из коллекции Г.И. Тошинского)

«Я не хочу назад в СССР, но хочу вернуть его мощь»

Сам Тошинский как ученый формировался вместе с развитием атомного проекта СССР. Свой личный отсчет он ведет с 1947 года, когда он, второкурсник Московского энергетического института, был зачислен на девятый, секретный факультет, созданный для подготовки специалистов атомной отрасли. Вместе со всей российской наукой, со всей страной, Георгий Ильич прошел весь путь ее становления и расцвета, пережил застойные времена и крах лихих перестроечных лет.

Корр. Сейчас, в период возрождения атомной отрасли, что вспоминается, если оглянуться назад?

Тошинский. Нельзя все видеть в двух тонах — черное или белое. В СССР было очень много хорошего, чего нет сейчас — образование в первую очередь. И школьное, и высшее, бесплатное и доступное. Когда мы запустили первый спутник, Джон Кеннеди сказал: «Космос мы проиграли русским за школьной партой». Это точно. Тогда готовили грамотных специалистов. А как только развалился СССР, ввели Болонскую систему образования, и она ни к чему хорошему не привела. Образование, как и наука, — доверительный товар.

У него на самом деле нет количественных критериев качества. Это я к чему говорю? Технари могут быть прекрасными руководителями в целом — вот наш губернатор, Владислав Шапша, ИАТЭ закончил…

Но когда у руководителя предприятия нет профильного образования, он не понимает, какое из предлагаемых решений проблемы правильное. Если главный врач больницы не является врачом — как он будет руководить? После распада Союза произошел крен в рыночную экономику — надо было уметь деньги считать, и к руководству пришли финансисты и экономисты, не имеющие профильного образования… Это одна из бед, тормозящая развитие страны.

Я сам натерпелся от системы и был рад переменам. Невозможно было жить, когда уже никто не верил никакой партийной идеологии. А что получилось в итоге? Появились чрезмерно богатые люди, и разбогатели они далеко не своими талантами… То расслоение общества, которое сейчас наблюдается — Владимир Путин назвал цифру в 20 миллионов человек, живущих за чертой бедности, — это же ненормально, и даже опасно для демократического общества! Надо развивать экономику, вернуть наши прежние достижения. Вот, например, гражданская авиация у нас была отличная, а потом мы в отпуск на боингах летали... И к чему это привело? Я не хочу назад в СССР, но хочу вернуть все то хорошее, что было в нашей стране.

Георгий Ильич Тошинский всю жизнь посвятил ядерной энергетике. Он знает о реакторах все. И передает эти уникальные знания молодежи — ведет курсы лекций в ИАТЭ НИЯУ МИФИ. Он автор (или соавтор) девяти патентов на изобретения, большого числа научных публикаций, из-под его пера вышли книги «Беседы о ядерной энергетике…» в 2017 году и «Свинцово-висмутовые реакторы: между прошлым и будущим, живая история» в 2021 году, его достижения отмечены почетным званием Заслуженный деятель науки и техники, орденом Трудового Красного Знамени, орденом «Знак почета». Но главное даже не в регалиях. Он — настоящая легенда обнинской науки.

Пример HTML-страницы
© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены