За последние четыре года в Обнинск, Жуков и Малоярославец приехали жить 120 человек из Германии. На днях к ним присоединились еще две семьи

Автор: 09 сентября 2021 1515
Семья Сильвии Гаволь Семья Сильвии Гаволь

 

Одна из них имеет русские корни, другая — типичная немецкая семья. Как правило, иммигранты из Германии — это люди, бегущие с детьми от европейской ювенальной юстиции.

 

Торжество толерантности

Во время перестройки многие этнические немцы, спасаясь от разрухи, уехали в Германию. Разумеется, вместе с детьми, а они были практически русскими — и родной язык у них был русским, и традиции…

И вот сейчас те выросшие дети, кто не может принять европейскую «толерантность», оказываются в ситуации, когда могут лишиться уже собственных семей. Например, их ребенку в школе объясняют всю меру «свободы» — хочет он быть мальчиком, значит, он мальчик. Хочет стать девочкой — значит, девочка. Ребенок приходит домой и говорит: так, мол, и так, оказывается, можно быть кем хочешь… А родители ахают и говорят: «Нет! Так не бывает. Ты тот, каким родился!» Вот ученик возвращается в школу и заявляет учителю: «А папа сказал, что я не могу быть, кем захочется!» Семью ставят на учет как неблагополучную. Родители обязаны ходить к психологу-куратору. И, если тот сочтет нужным, ребенка из семьи изымут. Это вполне реальная история, которую рассказывают бежавшие к нам из Германии переселенцы.

«Слишком русские»

«Вы слишком русские», — так сказали в школе Екатерине Трайхель (урожденной Екатерине Васильевне Зуенко), когда она отказалась снять нательный крестик со своей дочки. Леру стали травить в школе. «Русская свинья» — этим словосочетанием времен третьего рейха стали называть ребенка-первоклассника. Девочку не пускали в туалет, кидались в нее грязью, пинали… Родители пытались жаловаться. Их поставили на учет.

И тут как-то Лера упала с велосипеда и расшибла коленку. Обратились в травмпункт. Казалось бы, дело житейское — но не в этом случае. «В заключении написали, что причина удара не установлена, — говорит Екатерина. — И нам велели явиться в органы опеки. Мы ясно видели, куда идет дело. Собрали два чемодана и поехали в аэропорт. Там нас не пропускали на паспортный контроль, пока мы не написали расписку, что обязуемся вернуть ребенка в Германию до 24 августа. Понятно, что мы не собираемся возвращаться — иначе у нас отнимут дочь».

Сейчас семья находится в Жукове. Там есть, где остановиться на первое время.

Сбежавшие немцы

Семья Сильвии Гаволь с четырьмя детьми — коренные немцы. По-русски пока говорят плохо. Они тоже прибыли в Калужскую область совсем недавно. И причина бегства та же самая — угроза изъятия детей из-за несогласия с воспитательной системой, разрушающей основы семьи.

Они спешно покинули благополучную европейскую страну. Как и другие немецкие семьи — например, семья Гризбах, — Андреас, Карола, двое их детей и четверо внуков. Или Марина Регер, потерявшая в Германии свою дочь, но сохранившая младшего сына. И еще сотня человек.

А первой была семья Катарины и Дмитрия Миних.

◄ Екатерина Миних на работе в «Коммунарке»

Все будет хорошо

Благополучная семья — мама медсестра, папа фрезеровщик — попала под жернова ювенальной юстиции. Двух старших девочек изъяли у родителей, на очереди были три младших. Они тоже были «слишком русскими», говорили на родном языке дома и не хотели принять парадигмы уроков сексуального воспитания. В последний момент семье удалось сбежать, смогли даже вызволить одну изъятую дочь. Осели возле Обнинска, в Жукове. Долгое время не выходило получить гражданство. Но в конце концов все закончилось хорошо.

«Я очень старалась, — говорит Катарина, которую сейчас называют Екатериной. — Просто поселилась в миграционных службах. Ведь документы оформить очень сложно. Когда мы получили вид на жительство, стало проще. Получилось официально устроиться на работу. У нас свой дом, правда, в ипотеке, но, тем не менее… Младшая дочь пошла в десятый класс. Как только старшей, оставшейся в Германии, дочери исполнилось 18, она смогла созвониться с нами. Теперь мы общаемся по видеосвязи. Собирается приехать в гости. Я работаю по специальности, медсестрой».

А знаете, где работает Катя? В «Коммунарке», в красной зоне ковидного госпиталя! И правительство Москвы вынесло ей официальную благодарность за ее труд.

«Сюда едут люди, имеющие хорошие специальности и, как правило, высшее образование. Они сознательно выбирают Россию. Здесь можно чувствовать себя свободным. Можно воспитывать детей в традиционных ценностях, и свобода совести — не пустой звук. За религиозные убеждения не преследуют, — рассказывает Катя. — Из тех немцев, кто за эти четыре года приехал в Калужскую область, 70% уже получили гражданство».

Помощь нужна на первом этапе

«Когда мы приехали сюда, я представить не могла, какой поток народа потянется за мной, — рассказывает Екатерина. — Я сейчас раз в неделю в аэропорт езжу, людей встречать». Кто-то готовится к переезду. Одни приезжают с оформленными по максимуму документами, с запасом денег, могут сразу приобрести жилье. Другим приходится бежать, схватив в руки по чемодану. «В этом случае, бывает, приходится просить помощи. Только оформить документы — справки, пошлины, переводы — выходит около 20 тысяч на человека. А если семья, как у Гаволь, шесть человек? Главное, на первом этапе поддержать такие семьи, потом люди обустраиваются, получают документы, хотя бы вид на жительство, начинают работать и справляются со всеми проблемами».

Палки в колеса

Но бывает, когда возникают чиновничьи препоны. Как получилось у Екатерины Трайхель. Казалось бы, мать у нее русская, она сама — русская. Никаким другим языком не владеет. Как носитель языка она могла бы получить документы по упрощенной схеме. Но… у нее не приняли экзамен по русскому! Занавес! И ведь вроде человек не в университет на филологическое отделение поступает, откуда такие суровые требования? С этим вопросом будет разбираться прокуратура: на испытаниях завалили всю группу, кроме двух человек.

Надо ли идейным немцам устраивать суперсложности для получения российского гражданства? В Калужскую область едут медики, инженеры, строители, и даже учителя русского языка!
«А в октябре, — рассказывает Катя Миних, — сюда приедет семья, где нет детей. Люди хотят жить в России».

Семьи Екатерины Трайхель и Сильвии Гаволь просят помощи.
Необходимы средства на оформление документов.
Также семьи с благодарностью примут теплые вещи и
канцелярские принадлежности для школы.
Перевод можно осуществить на карту по тел. Екатерины Миних 8(902)3966283
с пометкой «Для семьи Трайхель» или «Для семьи Гаволь». Или непосредственно семьям на карты:4279 3806 2319 5833 (Екатерина Трайхель), 4276 3806 2270 6259 (Сильвия Гаволь)

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены