Земельные войны-2

Автор: 06 марта 2024 1902
▲ Вместо четырех проездов в коттеджном поселке остался один. И тот очень узкий ▲ Вместо четырех проездов в коттеджном поселке остался один. И тот очень узкий

В коттеджном поселке неподалеку от деревни Доброе на днях случилась перестрелка. Но полиция и скорая даже не смогли проехать к месту событий, поскольку на 100 домов — всего одна узенькая улица, на которой ни разойтись, ни разъехаться

Дежавю
И врачи, и ОМОН шли к месту событий пешком. Хотя в острых ситуациях дорога каждая секунда. Хорошо, что никто не погиб. Но как вообще могло такое случиться, что в коттеджном поселке невозможно подъехать к жилому дому? А все дело в том, что проезд остался один, об остальных можно только вспоминать, глядя на карту — мол, вот здесь когда-то была улица, и вот там тоже. И домой люди пробираются окольными тропами, объезжая заграждения, кучи стройматериалов и т.д. А если хоть один автомобиль застрянет, то возникает глухая пробка и полный коллапс.
Когда инициативная группа жителей начинает рассказывать свою многолетнюю печальную повесть, возникает эффект дежавю. Где-то мы это уже слышали, причем совершенно недавно. А именно, в скандальной истории земельных войн в Кабицыно Боровского района. Фабула похожа — земля под дорогами частная, и собственники распоряжаются ею по собственному усмотрению. А остальные жители страдают и пытаются добиться восстановления справедливости, обивая пороги администраций, прокуратуры и суда. И тянется все это уже не первое десятилетие. Только под Добрым ситуация еще хуже, поскольку дорога — самая острая, но далеко не единственная проблема коттеджного поселка. Впрочем, обо всем по порядку.
Сан-сити
А начиналось все более чем оптимистично. «Одиннадцать лет назад мы приобрели земельный участок в поселке Сан-сити, — рассказывает местная жительница Екатерина. — Рекламировали его как настоящий «город солнца» — мол, современный поселок со всеми благами цивилизации, включая удобные подъезды к домам и центральное газоснабжение». Правда, земля относилась к категории сельхозназначения, но в то время будущих жителей данное обстоятельство не слишком смущало — что греха таить, это была сложившаяся практика. Категорию на земли ИЖС меняли постфактум, когда строительство уже шло.
Вот только здесь система дала сбой. Категорию так и не изменили, и на все обращения во властные и правоохранительные структуры жителям отвечали: мол, и не поселок у вас вовсе, а «общая территория, предназначенная для дачного строительства, застроенная без учета градостроительных норм и представляющая собой разрозненные домовладения».
Правда, в свое время областное управление архитектуры и градостроительства выдало поручение местным властям рассмотреть вопрос о возможном присоединении к деревне Доброе. Но власти, что называется, дали задний ход. И вопрос со статусом так и повис в воздухе. Как рассказывают жители, все, что им предлагают в качестве решения, — создать СНТ. Вот только чем это поможет, если категория земли так и останется прежней — для личного подсобного хозяйства? И «дорожный вопрос» в СНТ решать ничуть не легче.
Не проехать
Вначале по поселку шли четыре проезда. Сейчас остался только один. Дороги постепенно продают, как обычные участки. И жители поселка их покупают — в хозяйстве пригодится. Тут у читателей может возникнуть закономерный вопрос: а разве новые владельцы не боятся, что через суд установят публичный сервитут, и им придется обеспечить беспрепятственный проход и проезд? Как объясняют члены инициативной группы, на кадастровом учете земля под проездами относится к категории «для ведения личного подсобного хозяйства», так что формально дорог просто не существует. А на нет, что называется, и суда нет.
Мог быть проезд со стороны соседнего СНТ, но и тут не сложилось — с тем СНТ идет давний спор, оно считает землю своей, и уже установлен забор. Жители поселка обращались в прокуратуру, там им ответили, что препятствие устранено. Вот только забор как стоял, так и стоит...
«Коллекция» официальных ответов уже исчисляется многими десятками. Есть, что называется, на любой случай. Но один из самых важных — заключение МЧС об отсутствии возможности проезда спец- техники. Случись пожар — а, напомним, это поселок более чем на 100 домов, люди живут здесь постоянно — и последствия могут оказаться страшными.

Тем временем…

А что же происходит сейчас с делом предпринимателя Александра Хакаю, который терроризирует жителей Олимпийской деревни? Эту ситуацию, напомним, глава Следкома Александр Бастрыкин взял на личный контроль.
Как сообщают в пресс-службе УМВД, сейчас закончено расследование одного дела в отношении него о мошенничестве под предлогом продажи земельных участков. По версии следствия, фигурант, являясь руководителем юридического лица, продал гражданам, проживающим в многоквартирном доме, земельные участки, расположенные под их квартирами и являющиеся общедомовой собственностью. Общая сумма ущерба, причиненного двум потерпевшим, составила более 1,5 миллиона рублей. В ходе расследования обвиняемый в полном объеме возместил причиненный ущерб.
Следствие предъявило Александру Хакаю обвинение в совершении двух эпизодов, предусмотренных частью 3 статьи 159 Уголовного кодекса Российской Федерации «Мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере». Уголовное дело направлено в прокуратуру для утверждения обвинительного заключения и передаче в суд для рассмотрения по существу.
А тем временем в Олимпийской деревне ситуация не улучшилась ни на йоту. Хакаю доказывает свои личные права на дорогу и не дает остальным жителям свободно пользоваться проездом. По делу о мошенничестве бизнесмена пытались арестовать — когда история вышла на федеральный уровень. Но безуспешно, суд оставил Александра Хакаю на свободе. Чем бизнесмен похвастался в присущей ему манере — выложил в общий чат постановление суда, прижатое ножом. После передачи дела в прокуратуру для отправки в суд он по-прежнему уверен в своих силах: дескать, я всегда выигрывал суды, выиграю и на этот раз.

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены