Все на одного

Автор: 24 января 2023 226
Буллинг в школе — это насилие Буллинг в школе — это насилие

Областная прокуратура провела горячую линию по вопросам буллинга в школах региона. Сейчас результаты обрабатываются. Но в ведомстве пообещали: по каждому выявленному случаю проведут проверку

Новенькая

…14-летняя Рита К. переехала в Обнинск из Подмосковья. Ее родителям предложили хорошую работу в наукограде. Прежде она училась в престижной школе, увлекалась языками и математикой, у девушки было много друзей, в учебе показывала высокие результаты — картинка успешного подростка. В Обнинске, как рассказывает ее мама Екатерина, ребенка будто подменили, и все встало с ног на голову: «Успеваемость буквально рухнула. Рита перестала интересоваться учебой, постоянно ищет причину прогулять школу. На вопрос, что случилось, слышу невнятное «ничего».

Екатерина начала бить в набат: ведь надо думать об учебе, готовиться к ОГЭ. Встречалась с учителями, директором школы. Советы получала общие из разряда «надо поднапрячься». И только один педагог обратила внимание мамы, что девочка очень замкнутая, будто чего-то боится. Екатерина решила обсудить проблему с психологом. И вскоре выяснилось, что над Ритой издевались одноклассники. Мама недоумевала: «Что же в ней не так? И умная, и добрая, и красивая». Психолог объяснил, что причина травли зачастую не в особенностях жертвы, а в особенностях группы. Все, что угодно, может стать основанием для объявления жертвы «не такой». В данном случае девочка попыталась стать одним из лидеров в классе. А в новом коллективе такое поведение не приняли. И устроили травлю.

Против кого дружим?

Как отмечают психологи Учебно-методического центра Обнинска, фактически в каждой обнинской школе периодически возникают случаи травли детей: «Мы не можем ликвидировать случаи агрессии в образовательной среде навсегда, так как имеем дело с незрелыми личностями. Инициаторы травли искренне уверены, что имеют законные основания повелевать. Некоторые буллеры действительно что-то умеют делать лучше других (имеют высокий уровень интеллекта, хорошо рисуют и т.д.). Но большинство ничем особенным не выделяются, при этом убеждены в своей исключительности, дающей им право систематически травить слабых, устанавливать свои порядки».

Буллинг — это болезнь группы. Это «тайное зло». Его трудно заметить, еще труднее прекратить. Группа сверстников имеет особое значение в подростковом возрасте. Подростки, как правило, хотят быть причастными к команде. Но вместо этого, порой совсем неожиданно для себя, некоторые из них становятся жертвами систематических издевательств.

«Подросток, — говорят психологи Учебно-методического центра, — оказывается в замкнутом круге. Жертва в редких случаях жалуется взрослым. И из-за страха перед сверстниками (заклеймят стукачом), и опасаясь реакции взрослых, которые могут отмахнуться: мол, научись сам выстраивать отношения. Так у преследуемого постепенно развивается тяжелая психологическая травма, которая может не зажить даже во взрослом возрасте».

К слову, к психологам Центра часто обращаются родители, которые обеспокоены отношением к учебе и результатами своих детей. Например, ребенок стал все чаще болеть во время четверти, а вот на каникулах всегда здоров. Или успеваемость неуклонно ползет вниз. Как показывает психологическая практика, одной из причин может оказаться школьная травля. Если ученик подвергается регулярному преследованию, публичному унижению, игнорированию, то ему не до учебы и надо срочно принимать адекватные меры по пресечению насилия. Сам он не справится!

Психологи советуют взрослым примерить ситуацию на себя и представить, что жизнь идет по следующему сценарию. Утром вы приходите на работу, например, в школу. В вестибюле вы видите своих коллег, но никто не здоровается, при виде вас все демонстративно отворачиваются. В классе сегодня контрольная, и вы заранее пишете условие на доске. А когда начинается урок и вы открываете доску, видите, что задание кто-то стер, а вместо него нарисовал неприличную картинку и ваши инициалы. Вы краснеете, хватаете тряпку, но все только смеются. Вы хотите заглянуть в свой ежедневник, чтобы восстановить задание и не можете его найти, его нет на месте. Позже вы находите его в углу туалета. После уроков вы приходите на педсовет. Тут же все сидящие рядом встают и демонстративно отсаживаются подальше. И так каждый день. Однажды вы срываетесь и кричите. Вас вызывают к директору и отчитывают за недопустимое поведение. Вы пытаетесь пожаловаться и слышите в ответ: «Нужно уметь ладить с коллегами!» Как долго вы сможете выдержать это? Будет ли у вас желание идти в школу вновь? А ведь вы — взрослый человек, с опытом преодоления конфликтов. Вы можете потребовать объяснений, можете написать жалобу, наконец, можете просто уволиться. Ничего этого ребенок сделать не в состоянии. «Ребенок намного беззащитнее. Оберегать его обязаны взрослые», — констатируют психологи.

На прокурорском контроле

Вот и в прокуратуре Калужской области решили приложить свою руку к борьбе с буллингом в школе. Получив информацию о травле конкретных детей, в ведомстве пообещали детально проверить жалобы и принять меры. Какие именно, пока не уточняют. Но в школах предполагают, что решать проблему будут через руководство учебного заведения. «Это единственная схема, — говорят в управлении общего образования Обнинска. — Но есть нюансы. Несмотря на то, что в обнинских школах работают психологи, социальные педагоги, опытные классные руководители, есть необходимые методические рекомендации по профилактике буллинга в школьной среде, но нет единой, четкой программы действий по пресечению насилия, нет единого свода правил реагирования на случаи насилия, санкций по отношению к агрессорам… Далеко не каждый родитель, педагог знает, что конкретно делать, как грамотно действовать в случае травли ребенка».

Школьная травля — серьезная проблема, в которую вовлечена не только жертва, но и все остальные ее участники.

Конечно, явственно страдает именно жертва от унижения, отвержения, незащищенности. Страдают и «наблюдатели», получая опыт бессилия, не веря, что можно чем-то помочь жертве и стыдясь за свое слабодушие, боясь самим оказаться жертвой. Страдают и преследователи, получая опыт безнаказанности, иллюзию своей силы и правоты, что в дальнейшем может привести их к проблемам с законом, поломать судьбу.

Существуют периоды жизни класса, когда вероятность возникновения травли повышается. Это бывает в моменты, когда школьная ситуация недостаточно устойчива и необходима адаптация в ней: начало обучения в первом классе; переход в среднюю школу; появление новых учеников в классе; смена классного руководителя и другие ситуации, в результате которых устойчивость классного сообщества еще не сформировалась или может быть подвергнута угрозе.

Когда ребенка намеренно доводят до слез, когда отбирают, прячут, портят его вещи, когда его толкают, щипают, бьют, обзывают, подчеркнуто игнорируют, заставляют делать то, чего он делать не хочет — это насилие. Это травля. Дети не всегда понимают, что они делают. Они говорят: «Мы так играем, мы просто так шутим…». Взрослые должны сказать, что это не игра! Игра — это когда весело всем! Шутка не имеет целью причинить боль, унизить. Дети должны услышать от взрослого: то, что вы делаете — не невинная забава, не игра и не шутка. Это травля! Это насилие! Это недопустимо!

Травля — болезнь группы, поэтому и решать ее должен руководитель группы — тот, кто общается с группой, кто может задавать правила игры, то есть учитель, классный руководитель. В идеале весь педагогический коллектив должен придерживаться общего взгляда на проблему травли. Всем должны быть известны алгоритмы согласованных действий в том случае, когда в одном из классов обнаружена травля. Чем более единую, согласованную, профессиональную реакцию взрослых получает детская группа, тем быстрее прекратится травля.

Часто травлю предлагают остановить психологу. Но он не работает с классом как с группой, не может исправить правила жизни в этой группе. Но учитель может! А психолог может помочь учителю вместе разработать стратегию действий, обсуждать, что получается, что нет, поддерживать учителя в его работе с травлей. Помощь учителю эффективна, если он готов взять на себя ответственность за происходящее, не обвиняя детей и общество в агрессивности. Единичные акции (лекция, родительское собрание, консультация психолога, вызов к директору) не дают результата. Победить буллинг, создать в школе атмосферу безопасности возможно только тогда, когда вся образовательная организация объединится против насилия, оказывая сопротивление и системно работая на всех уровнях.

Лариса БРЕНДАКОВА,
педагог-психолог Учебно-методического центра Обнинска

Пример HTML-страницы
© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены