Обнинцы жалуются на невероятные сложности по химиотерапии из-за дороговизны препаратов.

Автор: 30 марта 2023 1686
Медиков онкоотделения хвалят, а сама система помощи вызывает жалобы Медиков онкоотделения хвалят, а сама система помощи вызывает жалобы

 Мы попытались разобраться, ведь назначенные лекарства оплачивает ФОМС

Не выбить

В редакцию обратилась жительница города Марина (имя изменено в интересах пациентки и ее родственников — прим. авт.) и рассказала, через какие трудности проходят у нас онкобольные. У ее 69-летней мамы меланома. «Операцию сделали в МРНЦ, а химиотерапию она должна проходить в КБ №8.

В МРНЦ назначили препарат для иммунной терапии, затем это назначение подтвердили в областном онкодиспансере. Стоимость одного курса ниволумаба около 500 тысяч рублей, а маме нужно капаться несколько раз в год. Не мы сами придумали, что препарат жизненно необходим, а врачебная комиссия. Но в КБ №8 нам сказали, что маме это лекарство не нужно — мол, человек пожилой, пора сделать перерыв, чтобы организм отдохнул. А ведь лечение дает результаты, наметилось улучшение».

Разумеется, дочь не могла поставить под угрозу здоровье матери. Она всеми силами стала добиваться того, что положено по закону. На всех уровнях говорят: помощь онкобольным должна быть бесплатной и быстрой. Вот только в реальности пациенты и их родные проходят все круги бюрократического ада. Как рассказывает Марина, вопрос с назначением каждый раз решался методом «ручного управления».

«Схема была одна и та же. Получаем отказ в КБ №8 — препарата нет, я пишу обращение губернатору или мэру через сети, иду на личный прием, и ниволумаб для мамы волшебным образом находится, — вспоминает молодая женщина. — Но ведь это совершенно ненормальная схема, и где гарантии, что в очередной раз не случится сбой?».

В Москву, в Москву

Марина выход все-таки нашла: получила от заведующей онкологическим отделением письменный отказ, в котором значилось: КБ №8 не закупила нужный препарат. И на этом основании ей выдали направление на лечение в Москву.

Сейчас ее мама «капается» тем самым ниволумабом, который ей якобы больше не показан, безо всяких проб-лем и проволочек. Так что же нужно Марине, зачем она обратилась в редакцию, если проблема решена?

Ее желание просто и крайне логично: молодая женщина хочет, чтобы онкологическая помощь была доступной не только на бумаге и в речах высокопоставленных чиновников. Она задает вопросы, которые в наших реалиях выглядят риторическими. «Ездить на химиотерапию в Москву или Калугу больным людям тяжело. Просто не представляю, как это делают те, у кого нет родственников с машиной. И, главное, для чего это нужно, если в КБ №8 есть свое онкологическое отделение, где имеется все необходимое для химиотерапии?

Почему буквально каждый шаг требует значительных усилий? Простейший пример: онкобольные часто сдают кровь, причем сразу по нескольким позициям, в коммерческой лаборатории это обойдется от 6 тысяч рублей. А в КБ №8 надо записываться за две недели, и положенный по закону резерв для онкопациентов не оставляют».

«Пойти с шапкой по ординаторской»

Когда мы обратились в КБ №8 за комментариями, нам сообщили, что «данному пожилому человеку пора отдохнуть от лечения указанным препаратом». «У нас нет оснований не доверять нашим специалистам-онкологам, — пояснили в руководстве больницы. — А они считают: на данном этапе пациентке этот препарат не нужен».

Неофициально же добавили то, что вполне объясняет эту «ненужность»: мол, очень уж дорог ниволумаб, и, если его назначить, придется «пойти с шапкой по ординаторской». То есть больница останется без денег.

Тут обычный человек удивится: о каких убытках идет речь, если расходы возмещает Фонд обязательного медицинского страхования? Мы обратились за комментариями в областной онкодиспансер. А там считают, что лечение вполне может быть выгодным для лечебного учреждения: «Возмещение идет в соответствии с клинико-статистической группой заболевания.

И тут действительно много нюансов. Иногда выгоднее взять пациента на лечение на дневной стационар, иногда — в круглосуточный. Есть и другие тонкости, известные экономистам. При их соблюдении лечение таких пациентов становится прибыльным».

Правда, есть большое «но» — закупить лекарства надо на деньги лечебного учреждения сразу, а возмещение от ФОМС придет потом. КБ №8 в последнее время испытывает значительные сложности с финансами. Удивительно ли, что при таких раскладах дорогое лекарство не хотят назначать? Вот только онкобольным помощь нужна здесь и сейчас. Для них это, без преувеличения, вопрос жизни и смерти...

КСТАТИ...

В последнее время в отремонтированное онкоотделение поток больных вырос, на что обратил внимание региональный министр здравоохранения Константин Пахоменко. И пациенты это подтверждают: «Едут и из других городов региона, и из Московской области». При этом хвалят медиков: «Очень доброжелательный и профессиональный персонал. Особенно если сравнивать с другими стационарами в онкоцентрах РФ». Однако люди говорят, что получение направления на прием или на обследования требует массы времени и усилий. А иногда их просто нет. Те, кто в состоянии, обращаются за исследованиями в платные клиники.
Но ценник сумасшедший: «Биопсия 15 тысяч, химия от 30, а их от 6 и больше делают, операции от 150, еще анализы дважды перед каждой химией, тесты на коронавирус, ВИЧ, УЗИ, сцинтиграфия, КТ, МРТ, денситометрия — на лечение придется потратить около 1 млн и больше».

© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены