Все — в кассу! Или как в обнинской КБ№8 ФМБА России постепенно исчезает бесплатная медицинская помощь

Автор: 23 июня 2022 6382
Официальные ресурсы КБ №8 пестрят объявлениями, сколько нужно платить за медуслуги Официальные ресурсы КБ №8 пестрят объявлениями, сколько нужно платить за медуслуги

Ольга Думачева — известная и в Обнинске, и за его пределами журналистка. С именем и репутацией. Полечившись в стационаре КБ №8, она обратилась в нашу газету: «Я хочу описать, что там происходит, — свои впечатления и наблюдения. Медики из сил выбиваются, но то, в каких условиях они работают, и то, как к ним относятся, не выдерживает никакой критики». И дело не в том, что мы не могли отказать коллеге в публикации. Просто тема слишком серьезная, чтоб ее замалчивать.

 

"Любые разговоры о состоянии обнинского здравоохранения последнего десятилетия — дело пустое и безнадежное. Этот «пациент» уже скорее мертв, чем жив. Его балансодержатель ФМБА давно уже не предпринимает никаких реанимационных мер. Кроме разве что неприлично частой смены руководителей КБ №8.

Правда, обнинцам еще обещали фантастические вливания в ремонты, и на нынешний год действительно выделено 0,5 млрд на эти цели. Но, похоже, головной структуре не так уж и важно, как они расходуются, и расходуются ли вообще. Прошло полгода, а планы по ремонту выполнены всего на 8%, а половина денег даже не проконтрактована. Так что и эти финансовые инфузии в отдельные локальные участки никак пока не влияют на жизнеспособность системы. При этом ФМБА ни само не выполняет обязанности по поддержанию некогда образцовой в системе минсредмаша медсанчасти, ни в территориальные органы минздрава ее не отдает. Почему — понятно: деньги, строки в федеральном бюджете, внушительные финансовые потоки. Кто от них отказывается добровольно?

Непростой назначенец

В декабре прошлого года КБ №8 возглавил г-н Курдяев, бывший главврач столичного института им. Герцена. Из-за чего этот «непростой» доктор вдруг покинул Москву и оказался приставлен к рулю убитой фигурально и разваливающейся буквально больницы, можно только догадываться. Всякое с людьми случается. Коллективу он был представлен как человек с серьезным опытом руководства медучреждениями.

Логично было бы предположить, что новый директор для начала соберет заведующих отделениями, познакомится с ними лично и из первых рук получит объективную информацию о самых узких местах работы. Но нет. Первое, что сделал назначенец, — нанял новый штат коммерческого отдела и уволил пресс-секретаря, которая в течение последних лет добросовестнейшим образом прикрывала срамные прорехи в работе КБ №8 на всех медиа-площадках.

Курс на монетизацию

Именно с этого момента и был взят курс на тотальную монетизацию, которую Сергей Курдяев с завидным упорством внедряет в несчастной КБ №8. До личного общения с большинством завотделений дело так и не дошло. Их собирали всех вместе лишь для сообщений о развитии платных услуг. Зато вопросами имиджа, создания и поддержания нового сайта/инструмента продаж была приглашена заниматься московская пиарщица. Будучи профессионалом в этой сфере, я знаю, во что оценивается подобная услуга в Москве. Хватило бы на ремонт целого небольшого отделения. Но зачем эти глупости с ремонтами, если можно иметь красивый сайт и просто брать деньги с больных? Нужен анализ крови? Не проблема — сделаем за 1 300 рублей. Консультация врача? Еще 1 300. Местная анестезия — еще 500. А, может, ребенку нужны брекеты? Это уже от ста тысяч и выше.

И вообще достаточно выпустить приказ, назвать палатами повышенной комфортности все имеющиеся одноместки и двухместки — и пошла касса. Так и хочется спросить господина Курдяева: вы сами видели эти обшарпанные палаты «повышенной комфортности» с разваливающейся мебелью и сломанными раковинами?

Платная палата отделения травматологии (3000 руб/сутки):
ржавый, неработающий унитаз, поломанная мебель, обшарпанные потолки и стены

Впрочем, что это я? Конечно, видел. И не он один. Вот и замдиректора Эммануил Здановский, наведавшись как-то в кардиологическое отделение, попросил заведующую показать ему двухместные палаты. Та по наивности решила, что в них наконец-то будет сделан ремонт. «Что вы, что вы. И так все прекрасно!» — ласково ответил ей реформатор. И, несмотря на ужасающее состояние, палаты объявлены коммерческими. Как и во всех остальных стационарах. Кстати, если раньше за сдачу таких палат отделениям доставались хоть какие-то минимальные проценты, то теперь руководство больницы посчитало это излишеством. Соответственно, и медперсонал, обслуживающий пациентов этих палат, никаких надбавок не получает.

Финансовые инновации

Зато во всех отделениях размещены таблички: мол, кто хочет «повышенной комфортности», тому, пожалуйста, в коммерческий отдел. И если прежде палаты обходили врачи, то сейчас это делают еще и сотрудники коммерческого отдела — подписывают договоры, чтобы собрать мзду. На текст без слез не взглянешь. Оказывается, предлагается медицинская услуга. Какая именно? А вот та самая «повышенная комфортность». Ее предлагают оплатить еще до госпитализации. Ну хотя бы первые три дня. А потом к вам будут наведываться за сбором средств еще и еще. Честное слово, ощущение, что попал не в больницу, а в заштатный магазин или третьесортную ночлежку. Правда, цены совсем не провинциальные. Три тысячи рублей в день. Я лежала в такой палате в травматологии — неработающий ржавый санузел, протекающая раковина, убитая мебель. Это все запечатлено на фото. Персонал отделения прячет глаза — стыдно смотреть в лица тех, с кого в коммерческом отделе сдирают за палату немалые деньги, как в хорошем приморском отеле.

Как говорят медики, система внутренней коммуникации в КБ №8 сегодня выстроена так, что начальник напрямую недоступен для завотделений. Их заявки попадают к нему в канцелярию. В итоге процесс может затянуться, что для некоторых пациентов абсолютно фатально. Это же относится к обеспечению стационаров жизненно необходимыми лекарствами. В больничной аптеке они есть, но без визы их путь к больным может занять 2-3 дня, во время которых они могут не получить необходимую терапию.

Что еще из инновационного? Отделение брахитерапии, где оказывали высокотехнологическую помощь за средства бюджета, закрыто. На этом месте располагается на 100% (!) платное отделение, там нет ни одной некоммерческой палаты. Называется оно онкологическим, а по сути это хоспис. Но там хоть запланирован ремонт, поскольку и деньги предполагаются немалые — не всякий человек готов поместить своего близкого встретить уход в существующих ныне интерьерах. И все-таки возникают вопросы. Первый — это государственное учреждение или частная контора? Второй — ремонт будет производиться за счет бюджета, а если так, то по какому праву отделение бюджетной больницы становится небюджетным? И главный: что будет, если руководство КБ №8 решит применить подобные финансовые инновации и к другим отделениям? Например, инфекционному. Зараженные люди, не готовые выложить кругленькую сумму, будут гулять по городу, распространяя болезни?

Полные тараканов обшарпанные стационары, часть которых находится в аварийном состоянии. Приемное отделение, как в фильмах ужасов, убитая поликлиника. Отсутствие врачей, дикие очереди в регистратуре, куда нужно приходить в 6 утра, чтобы записаться к доктору за месяц. Трогательный энтузиазм врачей, медсестер и санитарок, иногда за свой счет приносящих в отделение самое необходимое. И хамское отношение руководства к персоналу из серии «не нравится — встретимся в отделе кадров». Вот портрет сегодняшней КБ №8.

А как вам такое сообщение: «У нас сейчас практически закончились диагностические катетеры, а разовые закупки запретили. Нужно ждать годовую закупку, а она, скорее всего, к концу года только отыграется. Поэтому сейчас будем работать преимущественно на экстренных пациентов. Так что желания выходить на работу все меньше и меньше((».

Врачу, исцелися сам.
Ольга ДУМАЧЕВА

От редакции.

На днях тревожный вопрос о все большем внедрении в КБ №8 «услуг» за деньги был поднят на заседании врачебной комиссии Горсобрания по здравоохранению. Сергей Курдяев парировал: «Мы все делаем по закону». А в беседе с нашим корреспондентом добавил: «Это ведь хорошо, когда больница зарабатывает деньги». Нам все-таки кажется, что КБ №8 — это не банальное ИП или ООО, цель работы которого получить как можно большую прибыль. И суть здравоохранения совсем не в том, чтоб содрать как можно больше денег с населения, а в том, чтобы спасать людей, оказывать им медицинскую помощь. Но, похоже, руководство КБ №8 мыслит другими категориями.

Например, как главную победу там выдают увеличение продаж клиентам в стоматологической поликлинике в три раза. И в будущем, как официально сообщается, там «собираются идти по уже отработанному сценарию — расширять список платных услуг». Официальные группы больницы пестрят рекламными объявлениями: сколько пациент должен заплатить за прием врача, сколько за анализ крови, сколько за врачебную манипуляцию — все посчитано. От заведующих отделениями стационаров тоже в первую очередь требуют заключения коммерческих договоров. Нужна госпитализация? В стационарах — объявления о платных палатах, деньги вперед. В коридорах таблички — мол, можем за деньги отвезти больного после лечения домой.

А в некоторых отделениях стационара платное уже окончательно вытеснило бесплатное, точнее, то, что оплачивалось бюджетом. Закрыто отделение брахитерапии. Руководство больницы считает, что Обнинску достаточно тех возможностей, которые есть у МРНЦ. Мол, город небольшой, нет нам места на этом поле. Правда, при этом в другой коммерческой обнинской клинике брахитерапию делают. Не пугает ее конкуренция с МРНЦ. А на месте отделения брахитерапии в КБ №8 будет паллиативное онкоотделение, по сути дела, хоспис. Абсолютно платный.

Как это вяжется с обещаниями Сергея Курдяева об упоре на высокотехнологичную медпомощь, которая может принести больнице куда больше, чем вытряхивание карманов пациентов, непонятно. Слова с делом разошлись кардинально. Было два отделения, которые такую помощь оказывали, а сейчас осталось только одно — сосудистый центр. Да и оттуда «ушли» яркого заведующего Богдана Ивашкина, который не захотел мириться с новой реальностью.

В приказе о коммерческих палатах, подписанном Сергеем Курдяевым, перечислены номера и количество платных палат по отделениям стационара. В каждом — не одна-две, а целый список. Причем цены выросли: например, раньше пребывание в палате так называемой повышенной комфортности — так они официально называются — стоило 2,5 тысячи в сутки, а сейчас — 3 тысячи. И внести деньги нужно сразу, размещение только после оплаты, о чем тоже говорится в приказе.

Врачи оказались меж двух огней. Они сочувствуют пациентам, которые пришли за помощью в единственную в Обнинске государственную больницу, совершенно справедливо рассчитывая получить эту помощь по полису ОМС. Значит, навязывать платные услуги нельзя — против выступают и совесть, и здравый смысл. А не будешь выполнять указания руководства — сам окажешься под ударом.

Да, открывать коммерческие палаты или даже целые отделения по закону можно, руководство в своем праве. Вот только есть большое «но»: одно дело, когда это делается не в ущерб интересам горожан. И другое — если люди жалуются на недоступность медицинской помощи, а на этом фоне в государственной больнице их беззастенчиво подталкивают к опустошению кошелька.

Пример HTML-страницы
© 2018 Портал НГ-РЕГИОН Все права защищены